INFANTRY CLUB Cold War and Alternative History
Суббота, 23.09.2017, 16:27
Приветствую Вас Гость
| Мой профиль | Регистрация | Вход
Меню сайта

Проекты

Холодная Война

ПРОПАГАНДА

Наши Друзья

М16. Армейский магазин

Зона О.Т.Ч.У.Ж.Д.Е.Н.И.Я.




Поиск

Статистика

Вывоз наступательного вооружения с Кубы.

                 1 ноября были возобновлены разведывательные полеты американской авиации над Кубой, в течение дня было совершено шесть полетов.   

                 Через несколько дней это позволило разведывательному управлению МО США доло­жить военному командованию следующее:

«1. Все выявленные стартовые позиции ракет средней дально­сти на Кубе, согласно аэрофотосъемкам 1 ноября, демонтируют­ся или уже демонтированы. Стартовые столы разрушены, а раке­ты и пусковые установки выведены. Их нынешнее местоположение неизвестно, и они, хотя маловероятно, могут находиться на запасных позициях.

2. Строительство на стартовых позициях ракет средней дально­сти приостановлено, и сооружения на них частично разрушены.

3. Строительная деятельность на пяти из возможных шести складов ядерных боеголовок не выявлена.

4. Ни один советский сухогруз, находящийся на Кубе, не в состоянии перевезти ракеты средней и промежуточной дальности в трюмах. Семь возможных перевозчиков ракет могут вернуться на Кубу к 16-25 ноября. Погрузка ракет может занять неделю.

5. Сборка бомбардировщиков Ил-28, как и 1 ноября, продолжается. Отмечена рулежка одного из них. Еще один, по всей видимости, полностью собран. Пять собраны частично. Двадцать один находится еще в ящиках».

                 Директивой за  № 76676 от 1 ноября 1962 г. министр обороны СССР дал указание передать в ГСВК и оставить на острове из состава частей РВСН 14 офицеров, 937 солдат и сержантов, 402 автомашины, 18 радиостанций и ряд вспомогательных подразделений. Вскоре поступило распоряжение: в течение 3-10 месяцев передать кубинской стороне оружие и технику сухопутных войск, ПВО, ВМФ и ВВС. Среди них были самолеты МиГ-21, МиГ‑15ути,­ Як-12 и Ан-2; вертолеты Ми-4; ракетные катера типа «Комар» (проект 183р) и др. 

                 1 ноября в 22.35 танкер «Грозный» одно из четырех советских судов, которые лежали в дрейфе  к востоку от карантинной линии начал движение к  Кубе. Вскоре после этого и другие три судна  «Беловодск», «Мир» и «Карл Маркс» начали движение  в юго-западном направлении. Другие суда находившиеся к западу от 50W широты  и шедшие в кубинские порты были «Birgit» и «Sottern» (шведские); «Camaguey» (кубинское); «Eref» (турецкое); «Kladna» (чешское); «Aspromonte» (итальянское); «TheoKorner» (ГДР) и «SierraMaestra» (кубинское).

                 4 ноября советское торговое судно «Емельян Пугачев» (Emilian Pugachew) проходящее через Панамский канал  было досмотрено  в порту Бальбоа. Груз состоял из  рыбопродуктов и древесины, никаких запрещенных грузов на борту не было. Суднопроследовалопосвоемумаршруту.

                 После достижения договоренности о вывозе наступательных вооружений, остро встала проблема американского контроля за  вывозом советского наступательного оружия. Глава делегации США на переговорах Макклой в беседе с заместителем министра иностранных дел СССР В.В. Кузнецовым заявил, что американская сторона намерена придерживаться той же процеду­ры пропуска судов на Кубу, которая была применена в отношении танкера «Бухарест», то есть обязательного досмотра судов.

                 Воздушная разведка ВВС США 3 и 4 ноября установила нахож­дение в порту Мариель пяти транспортеров ракет с грузом, укрытым брезентом, и восемнадцати пусковых установок. 5 ноября один из теплоходов с ракетами на борту вышел из порта. Тем са­мым был подтвержден факт начала вывоза советских ракете Кубы.

                 Однако не все происходило так гладко, как планировалось. Советской стороной были допущены досадные промахи. Согласие Москвы на инспектирование американцами процесса вывоза советских ракет в спешке было дано без согласования с кубинской стороной. Хрущев проигнорировал Кастро, чем в очередной раз вызвал его острое раздражение. В результате кубинское правительство, верное своим пяти принципам урегулирования Карибского кризиса, активно выступило против любой инспекции на своей территории, в том числе и представителями Красного Креста. Убедить их пойти на уступки не смог даже А.И.Микоян. в ходе визита исполняющего обязанности Генерального секретаря ООН в Гавану 30 и 31 октября кубинцы подчеркнули, что единственно приемлемой формой инспекционного контроля кубинской территории, в том числе и демонтажа ракет, было бы создание постов контроля не только на Кубе, но и в Соединенных Штатах, а также в тех странах Латинской Америки, в которых готовилась вооруженная интервенция против Кубы еще в 1961г.

                 Кубинцы были явно обижены. Вот как это описывает генерал А. И. Грибков: «В канун октябрьских праздников генерал Плиев устроил небольшой прием для руководящего состава советских и кубинских войск. Первый тост был предложен за глав прави­тельств: Н. С. Хрущева и Ф. Кастро. Рядом со мной сидел кубин­ский капитан, занимавший большой военный пост. Обращаясь к товарищам, он заметил, что следует выпить не за Фиделя и Хру­щева, а за Фиделя и Сталина. Мы не согласились, но капитан продолжал настаивать: «За Фиделя и Сталина!» Смысл его слов сводился к тому, что если бы был жив Сталин, то ракеты остались на Кубе».

                 Учитывая позицию кубинского правительства, СССР и США пришли к компромиссному соглашению: контроль за вывозом советских ракет будет осуществляться с помощью визуального контроля. Кубинское правительство выступило решительно про­тив разведывательных полетов на низкой высоте над кубинской территорией. 7 ноября Соединенные Штаты приняли советское предложение по контролю вывозимых ракет на судах в море. Правда к этому моменту шесть «Физик Курчатов» (F. Kurchatov), «М.Аносов» (M. Anosov), «Лабинск» (Labinsk), «Ползунов» (Polzunov), «Братск» (Bratsk), «Двиногорск» (Dvinogorsk) из заявленных для вывоза ракет девяти судов уже погрузив ракеты покинули Кубу и американцам пришлось самостоятельно искать их в море чтобы проконтролировать вывоз ракет.

                 8 ноября американцы обнаружили и произвели визуальный досмотр и фотографирование груза судов «Двиногорск», «М.Аносов» и «Физик Курчатов». Они показали четыре ракеты на первом судне, восемь на втором и шесть на третьем.  Однакопроцедураконтролясопровождаласьэксцессами. Так в порту Мариель на сухогруз «Волголес» были погружены ракеты. «Волголес» вышел из порта в 9.00 утра 8 ноября. Уже в 14.30 американский эсминец «Saufley» DD-465 подошел к сухогрузу и лег на параллельный курс на расстоянии двух кабельтовых (440 м) от борта, запросив сведения о роде и количестве груза. Капитан «Волголеса» ответил, что везет 7 ракет. После этого на протяжении длительного периода времени с эсминца настаивали на показе ракет, которые были закрыты брезентом, но он категорически отказывался это сделать, поскольку согласно указанию министра морского флота СССР Бакаева имел право продемонстрировать ракеты только судну под флагом ООН. Поэтому он категорически отказывался это сделать. В 17.00 эсминец отошел от борта, а вместо него на расстояние 2,5 мили от судна начал сопровождение другой эсминец, который около полуночи был сменен третьим эсминцем АМС США. Вплоть до 12 ноября американские самолеты и вертолеты совершали облеты «Волголеса». 8 ноября из кубинского порта ушел транспорт «Алапаеск» (Alapayevsk), и хотя он был одним из заявленных судов для перевозки ракет, их на борту он не имел, для их размещения хватило 8 судов. 

                 9 ноября  из порта Casilda с 8 ракетами вышло судно «Ленинский Комсомол» (L. Komsomol), а из другого порта «Ползунов» (Polzunov) с 5 ракетами, последние из кораблей заявленные для вывоза баллистических ракет. К этому времени из восьми кораблей с грузом ракет американцы проконтролировали его наличие только на семи, обнаружить в океане восьмое судно «Физик Курчатов» (F. Kurchatov) с грузом ракет удалось только 11 ноября. Тогда и удалось констатировать что все 42 баллистические ракеты вывезены с острова на судах:

«Лабинск» (Labinsk) – 2 ракеты.

«Братск» (Bratsk) – 2 ракеты.

«Ленинский Комсомол» (L. Komsomol) – 8 ракет.

«Физик Курчатов» (F. Kurchatov) – 6 ракет.

«М. Аносов» (M. Anosov) – 8 ракет.

«Двиногорск» (Dvinogorsk) – 4 ракеты.

«Волголес» (Volgoles) – 7 ракет.

«Ползунов» (Polzunov) – 5 ракет.

                 О сложностях визуального контроля за вывозом советских ра­кет с Кубы говорилось и в телеграмме Кузнецова в МИД СССР от 11 ноября 1962 г:

«Передаем вторично перевод текста сообщения, исходящего от адмирала Уэлборна, командующего операцией по визуальной проверке советских судов, вывозящих с Кубы ракеты:

«В ответ на протест Советского правительства от 9 ноября в связи с инспекцией Соединенными Штатами трех советских су­дов сообщается нижеследующее:

1. Ни один американский корабль ни в какое время не угрожал применить силу в отношении «Александровска», «Дивногорска» или «Волголеса».

2. Пять из девяти советских судов, перечисленных Советским правительством в списке судов, вывозящих ракеты с Кубы, не от­плыли вовремя или через пункты, которые были указаны совет­скими представителями.

3. Факт, что эти суда не находились в пунктах, сообщенных США советскими представителями, затруднил установление координат и инспекцию этих судов и привел к тому что некоторые из обследовании должны были проводиться на больших расстоя­ниях от острова Куба, чем это было бы, если бы местоположение судов было сообщено правильно.

4. Четыре из девяти судов, перечисленных Советским прави­тельством, имели на борту такое количество ракет, которое отли­чалось от сообщенного США советскими представителями.

5. Хотя «Александрова» не был включен в список судов для перевозки ракет, представленный США Советским правительст­вом, имелись указания, что на борту «Александровска» могло быть связанное с ракетами оборудование.

6. Поскольку количество ракет на других судах, которое было сообщено советскими представителями, оказалось неточным, к «Александровску» подошел военный корабль США для того, что­ бы установить, имеет ли он на борту ракеты. «Александровск» по­ просили открыть трюмы для того, чтобы облегчить обследование.

 «Александровск» отказался выполнить эту просьбу. Его не проси­ли остановиться.

7. «Дивногорск», когда к нему подошли, испытывал значительные трудности в переговорах с американским кораблем, на­ходящимся поблизости. После того как проблема языка была разрешена,  инспекция судна была завершена.  Его не  просили открыть трюмы или остановиться.

8. Когда к «Волголесу» подошли в первый раз, его попросили частично раскрыть ракеты, которые находились у него на борту. «Волголес» не выполнил эту ранее согласованную просьбу. Затем его попросили открыть трюмы. На следующий день к «Волголесу» подошли вновь, и очевидно, к этому времени он получил инструкции раскрыть ракеты в соответствии с соглашением. На этот раз его ракеты были частично раскрыты, и требуемая инспекция была завершена. Если бы он частично раскрыл свои ракеты в первый раз, второй подход был бы не нужен».

                 Затем в отношениях между Москвой и Вашингтоном возник­ла проблема, связанная с бомбардировщиками Ил-28. Американ­ская сторона рассматривала их как наступательное оружие, а Москва отстаивала их оборонительный характер. Тем не менее пришлось согласиться с их вывозом.

                 В период с 1 по 9 ноября 12 судов, которые находились в то время в портах Кубы, были загружены 42 ракетами, на них было размещено 3289 человек и 1056 единиц техники. Затем суда взяли курс домой. Остальные 3716 человек и 985 единиц техники на 12 судах были отправлены в период с 18 ноября по 12 декабря. Выгрузка ракет и техники шла (в сравнении с погрузкой) намного медленнее. Так, под выгрузкой суда стояли от 7 до 10 суток, а под погрузкой 2—3 суток.  В этом участвовали суда «Немирович-Данченко» и «Леонид Леонидов». Советский воинский персонал вывезли на пароходе «Адмирал Нахимов».

                 На 13 ноября  одно судно из  ГДР «TheodorKorner» вышедшее из Балтики 30 октября и шестнадцать советских грузовых судов шли на Кубу и как считали американцы могли нести подозрительный груз в трюмах, при этом два из советских судов, «Охотск» (Okhotsk) и «Оренбург» (Orenburg) имели 72-футовые люки, и могли перевозить ракеты в трюмах. Блокадные силы в море встретили суда и визуально осмотрели и сфотографировали их груз. 17 ноябрявГавануприбыл «Аткарск» (Atkarsk).  

                 В 18:45  20 ноября  руководством США снят карантин. Пятьдесят пять направляющихся к Кубе торговых судов были проверены в течение 4-недельного карантина. Ни на одном из них  не были найдены любые запрещенные материалы.

                 С 17 по 23 ноября из Кубы в Советский Союз прибыло 7 транспортов с личным составом и ракетной техникой. Всего прибыло 18 ракет. На 24 ноября на переходе морем находится 8 транспортов. 20 ноября Павлову отдано распоряжение о подготовке к отправке в СССР авиационных частей, вооруженных самолетами Ил-28. начало погрузки самолетов Ил-28 на транспорты «Касимов» и «Красноград» запланировано на 29-30 ноября 1962г.

                 1 декабря сухогруз «Архангельск» отбыл в СССР из кубинского порта Мариель со всеми ядерными боеприпасами на борту.

                 Судьба  42 бомбардировщиков  IL-28 среднего радиуса действия решалась в ходе дополнительных дипломатических переговоров, которые закончились после 20 ноября. Возвращение этих бомбардировщиков в  Советский Союз было проверено также тщательно как это было с ракетами. Бомбардировщики были вывезены с Кубы 5 и 6 декабря на  трех советских судах.

                 1 декабря на шедшем из СССР советском сухогрузе «Охотск» (Okhotsk)  во Флоридском проливе были замечены три фюзеляжа самолетов Ил-28 на верхней палубе и шедший к Гаване. О наличие самолетов было сообщено заранее, американцы не возражали, так как судно должно было участвовать в эвакуации бомбардировщиков.

                 3 декабря американская воздушная разведка подтвердила, что все 13 предварительно собранных самолетов Ил-28 на авиабазе Сан-Хулиане разбирались и упаковывались. 5 декабря Советский Союз, через кубинских представителей ведущих переговоры в Организации Объединенных Наций передали список судов, которые будут задействованы в вывозе самолетов Ил-38 и их маршруты движения.
                 5 декабря из порта Нуэвитас с 12 бомбардировщиками вышел сухогруз «Охотск» (Okhotsk), 5 декабря в 15.30 из порта Мариэль с 15 бомбардировщиками вышел сухогруз «Касимов» (Kasimov), а  6 декабря в 08.30 из порта Мариэль  также с 15 бомбардировщиками вышел сухогруз «Красноград» (Krasnograd). Советские посредники сказали, что капитаны судов будут сотрудничать с американцами в проведении контроля, аналогичном что был при вывозе ракет. Что и было продемонстрировано в эти дни. 5 декабря американский разведывательный самолет сообщил о визуальном контроле 15 Ил-28 на борту судна «Касимов». «Охотск» перейдя к Нуэвитасу загрузил к имеющимся на палубе (доставленные из СССР) новые ящики с Ил-28 и вышел 5 декабря. Авиационное наблюдение показало что в дополнение к трем фюзеляжам, о которых предварительно сообщали, на его палубе, было теперь 16 больших контейнеров. Фотографии показали, что четыре контейнера были загружены на борт «Краснограда». Корабли также отслеживали ситуацию. Эсминцы «Blandy»DD-943 и «Robertswere» сопровождавшие транспорты подтвердили что одиннадцать  контейнеров на борту «Касимова» были открыты при выходе из порта, показывая фюзеляжи самолетов, еще четыре покрытых холстом фюзеляжа также были видимы на палубе. 6 декабря в 08.25 разведывательный самолет увидел 15 контейнеров на борту «Краснограда». Это были последние из бомбардировщиков доставленных ранее на Кубу.

                 На переходе морем в СССР с Кубы на 8 декабря находилось 9 транспортов с личным составом ракетных частей, ВВС и ВМФ.

                 На 15 декабря на переходе морем с Кубы в СССР находятся 10 транспортов. С погрузкой и отправкой транспорта «Климовск» заканчивается отправка ракетных войск с Кубы в СССР.

                 17 декабря с Кубы убыл транспорт «Климовск». На 22 декабря на переходе морем с Кубы в СССР находится 6 транспортов.

                 Несмотря на давление США, а за период Карибского кризиса в 1962 г. самолеты США и других стран НАТО совершили 1300 провокационных облетов наших судов, их корабли, маневрируя в непосредственной близости, провоцировали столкновения и 75 раз делали попытки остановить наши суда для их досмотра в открытом море, советский торговый флот перевез для нужд Кубы в 1962г. 4 млн. 243 тыс. тонн грузов, а с учетом зафрахтованного тоннажа – 8,7 млн. тонн. За успешное выполнение задания капитанам А.Ф.Пинежанинову, О.А.Баканову, К.И.Козловскому присвоили звание Героев Социалистического Труда.

                 По итогам выполнения интернациональной миссии на Кубе Указом Президиума Верховного Совета СССР № 1739 от 1 октября 1963 г. «за образцовое выполнение специального задания правительства» 1001 военнослужащий был награжден орденами и медалями, в том числе орденом  Ленина — 18 чел., орденами Красного Знамени — 38, Красной Звезды — 591 и «Знак Почета» — 1 чел.; медалями «За отвагу» — 138, «За боевые заслуги» — 205, «За трудовую доблесть» — 6 и «За трудовое отличие» — 4 чел. Только по линии ВМФ 111 офицеров и мичманов получили в общей сложности 101 орден и 1400 медалей. Кроме того, многие участники событий были отмечены Почетными грамотами Президиума Верховного Совета СССР и кубинской наградой «Воин-интернационалист» 1-й степени.

                 Потери военнослужащих и служащих СА и ВМФ в ходе подготовки и проведения операции «Анадырь» и после ее завершения (за период с 5 августа 1962 г. по 16 августа 1964 г.) составили 64 чел. При исполнении служебных обязанностей (главным образом в результате автомобильных катастроф) погибло 42 чел., во время стихийных бедствий (ураган «Флора») — 5 чел., утонуло во время купания в море — 2 чел., умерло вследствие болезней — 7 чел., по другим причинам — 8 чел. 57 российских граждан было захоронено на окраине Гаваны в Эль-Чико.


ОГЛАВЛЕНИЕ

Copyright Infantry Club © 2007-2010
Используются технологии uCoz