INFANTRY CLUB - Cold War and Alternative History - Операция «Анадырь» 3 часть
INFANTRY CLUB Cold War and Alternative History
Суббота, 21.01.2017, 06:17
Приветствую Вас Гость
| Мой профиль | Регистрация | Вход
Меню сайта

Проекты

Холодная Война

ПРОПАГАНДА

Наши Друзья

М16. Армейский магазин

Зона О.Т.Ч.У.Ж.Д.Е.Н.И.Я.




Поиск

Статистика

Операция «Анадырь» 3 часть

Начиная с 18 сентября 1962г. американские военные корабли стали постоянно запрашивать советские транспорты о характере перевозимого груза. Иван Шищенко тогда капитан подразделения сопровождения вспоминал: «… В три часа ночи четырнадцатого сентября «Металлург Байков» отчалил от пирса и взял кур к проливу Босфор. При подходе к Стамбулу на борт корабля поднялся лоцман. Я заволновался, чужой человек на борту, но оказалось: таковы правила прохода судов через проливы…

18 сентября в створе острова Сардиния и полуострова Тунис нас встретили два американских военных корабля. Один с расчехленным оружием (команда при боевых постах) подошел на расстояние 80-100 метров. С помощью флажковой сигнализации американцы начали диалог:

- Куда идет корабль?

- Идем на Касабланку, - приказал ответить капитан корабля Василий Гуржий.

- Что на борту?

- На борту – сельскохозяйственная техника.

- Счастливого пути…

Американский корабль развернулся и ушел на сближение с другим, находящимся на удалении километра. В тот день над нами долго барражировали самолеты-разведчики на высотах 2—3 километра, а затем ушли в сторону своей базы, в Тунис.

   Позади  Гибралтар. Получили сигнал  на  вскрытие пакета. В нем бланк с указанием порта назначения — Манансас, а также справочный материал о политическом и государственном устройстве Кубы, климатических условиях на острове.

   Через 15 минут собрали офицеров и довели до них содержание пакета… В районе Азорских островов опять появились самолеты-разведчики ВВС США…

    28 сентября, уже при подходе к Кубе, американский грузовой корабль в нарушение правил мореплавания пошел на прямое столкновение с нашим. Находящийся на вахте помощник капитана доложил Гуржию об угрозе столкновения. Тут же – команда "Циркуляция", и резкий поворот корабля… Столкновения избежали…»

                 Все это делалось, чтобы усилить психологическое давление на советских моряков, угрожая захватом отдельных судов, на которых, как полагали американцы находятся стратегические ракеты. 19 сентября американский крейсер настиг у Гаити «Ангарлес» и под стволами своих башенных орудий сопровождал его в течение суток. 20 сентября безмолвной атаке эсминца «Dupont»DD-941 подвергся теплоход «Ангарск». Затем уже сразу три эсминца настигли и конвоировали у Кубы судно «Физик Вавилов», а за рыболовецкой базой  «Советская Латвия» в течение нескольких дней шел авианосец «Франклин Рузвельт». Полковник П.Королев вспоминал: «Последним уходил теплоход «Физик Вавилов», на котором мне довелось быть начальником эшелона. Морской переход оказался тяжелым. Впереди нас ждали всякие непредвиденные обстоятельства, исключительное перенапряжение физических и духовных сил. Путь нелегкий, но когда есть цель, то находятся и силы преодолеть трудности.

    По мере приближения к Кубе наше судно стали облетать самолеты и сопровождать корабли США. Заметим — мы находились в нейтральных водах и правовой режим судоходства не нарушали.

    Сопровождая нас, американцы тем самым осуществляли грубое вмешательство вдела суверенного государства, ведь судно — это государственная территория. Более того, своими провокационными действиями они могли создать опасность для жизни людей и целостности судна.

    До конца нашего перехода оставалось 5 — 6 часов, как вдруг видим — на встречном курсе на полном ходу к нам приближается эскадра кораблей ВМС США. Идут на сближение. Головной корабль подает сигнал: «Кто такие?», «Откуда идете?», «Что везете?», «Порт отправления?», «Порт назначения?» Эскадра из тринадцати эсминцев. На ходу они окружили наше судно, препятствуя нормальному движению, настаивая на ответе. Несмотря на незаконные действия и требования, даем ответ: «Вышли из Феодосии, везем коммерческий груз, идем по своему назначению». Действительно, на палубе большое количество ящиков, автотракторной техники. Все это имитировало наличие сельскохозяйственного груза.

    Почти одновременно с кораблями появились два американских самолета, пикируя на наше судно. Совершили несколько виражей на высоте 100 — 150 м. Видны были лица летчиков. Рев самолетов раздирал душу людям. И самое главное — никто из нас не знал истинных намерений морских и воздушных пиратов.

    Капитан не сходил с мостика, без волнения и тревоги отдавал распоряжения членам экипажа, вахтенной службе. Все приготовились к вооруженной защите судна в случае, если американцы сделают попытку взять его на буксир или предпримут иные действия.

    Идем своим курсом, не сбавляя хода. Видим лица американских матросов, занявших свои места у орудий и пулеметов. Маневр эсминца № 5, идущего параллельно с нашим правым бортом, и тактика палубных расчетов походили на исходное положение для вооруженного захвата нашего судна.

    У нас настрой боевой. Судно в руки американцев не отдадим. С борта эсминца последовал новый сигнал: «Остановитесь!» Наш ответ отрицательный, продолжаем идти своим курсом. О происходящем на море по радио сообщили в Черноморское пароходство и в Москву.    Получили ответную радиограмму, в которой подтверждалось, что наши действия правильны, необходимо следовать утвержденным маршрутом.

    Тем временем драма на море продолжалась. Эсминец пошел наперерез курсу нашего судна, чтобы заставить нас подчиниться его требованиям. На эсминец был передан сигнал: «С курса не сходим, в случае перереза нашего курса будем таранить ваш корабль».

    Носовая часть «Физика Вавилова» практически позволяла нанести такой удар и расколоть эсминец надвое, но в носовой части судна находились боевые части ракет и взрывчатка. При сильном ударе не исключены детонация и взрыв боеприпасов, и тогда гибель судна и пассажиров неминуемы. Держим небольшой совет. Принимаем с капитаном решение: захват корабля и плен — позор, лучше гибель. Но необходимо предпринять все возможные меры, чтобы не допустить ни того, ни другого.

    Поняв, что нас не испугать провокационными действиями, американская воздушно-морская армада развернулась на 180 градусов и удалилась в обратном направлении.

    В этом противоборстве время словно остановилось. На самом деле испытание нервов продолжалось более, двух часов. Это было проверкой стойкости и мужества экипажа и личного состава нашей части. Человек многое может, если им движет чувство осознанного долга перед Родиной и присягой!»  

                 И это был не единичный случай. Только за один день, 26 сентября, радиостанция ММФ приняла 7 тревожных сообщений от транспортных судов, подвергшихся облетам американскими самолетами и преследованиям военными кораблями. Геннадий Ладысев вспоминал: «На выходе из датских проливов нас некоторое время сопровождала чья-то подводная лодка, которая несколько раз всплывала по курсу "Аткарска" то спереди, то сзади. Но мы были готовы ко всяким неожиданностям. Для этого наверху в укрытиях дежурили специальные группы.
    К 20 сентября "Аткарск" вышел в район Багамских островов - зону патрулирования кораблей и самолетов ВМФ США. Радио приносило неутешительные новости. Военные корабли и самолеты США все теснее блокировали Кубу. Начались систематические обходы и облеты судов, следующих на остров, случаи их обстрела.
    Капитан "Аткарска" получил радиограмму, предписывающую пробиться к острову во что бы то ни стало и ни в коем случае не допустить досмотра судна американскими военными властями. 23 сентября нас попытался остановить американский эсминец. Получив отказ, лег на параллельный курс и некоторое время сопровождал "Аткарск" с направленными в нашу сторону расчехленными орудиями и пулеметами, но, ничего не добившись, вынужден был уйти…

    25 сентября наш "Аткарск" прибыл наконец в порт назначения Ла-Исабелу».

                 25 сентября был отменен поход надводных кораблей и вспомогательных судов СФ, ЧФ и БФ на Кубу.

                 С началом операции «Анадырь» СССР для перевозки народно­хозяйственных грузов был вынужден фрахтовать суда иностранных компаний. США потребовали от союзников не предоставлять суда для перевозки грузов на Кубу. Подозревая неладное, с 3 октября американцы вообще запретили заходить в свои порты судам и ко­раблям любой страны, хотя бы единожды посетивших Кубу.

                 4 октября  в  порт Мариэль  на  теплоходе «Индигирка»  было  доставлено  свыше 160 ядерных  зарядов, в  том  числе 60 боеголовок  к  ракетам «Р-12» и «Р-14», 12 боеголовок  к  ракетам «Луна», 80 зарядов  для  фронтовых  крылатых  ракет, 6 авиабомб и 4 морские  мины. Вот как это было. В  сентябре 1962 г., когда дизель-электроход «Индигирка» возвращался из Тикси в Архангельск, была получена срочная радиограмма: "Следовать в Мурманск". Там капитану А.Ф.Пинежанинову и старпому В.А.Куроптеву передали приказ, от которого, как вспоминает капитан у всех пошли "мурашки по спине". В Североморске на борт «Индигирки» были погружены десятки ядерных зарядов. Боеголов­ки уложили в носовые трюмы, ос­тальные части ракет в кормо­вые. На палубе разместили обыч­ные автомашины. На борт дизель-электрохода прибыло около сотни военных во главе с капитаном 1 ранга Шевченко, после чего 16 сентября в 15.00 «Индигирка» вышла в море и взяла курс на Кубу. Перед выходом капитан полу­чил приказ, ни при каких обстоятель­ствах не позволять американцам подвергать судно досмотру. На вся­кий случай был разработан план эк­стренного затопления «Индигирки». Дизель-электроход шел вдали от обычных морских путей, плава­ние проходило на удивление спо­койно. Настолько спокойно, что в Сарагасовом море «Индигирке» встретилось около трех десятков спящих китов, которые не прояви­ли никакого беспокойства. Прибыли 4 октября в порт Мариель неда­леко от Гаваны. Днем выгружали обычные грузы, а ночью, в полной темноте, — боеголовки. После разгрузки «Индигирка» отошла от прича­ла и, в десяти милях от берегов Кубы миновав патрульные корабли США, через Флоридский пролив вышла в Атлантику. После этого дизель-электроход взял курс к родным берегам. Некоторое время его сопровождала американская подводная лодка, а по­том до Ньюфаундленда — самолеты.

                 Работу американской разведки осложнило уничтожение китайцами в сентябре над Китаем ракетой С-75 разведчика U-2, из-за этого опасаясь возможной угрозы применения советских ЗУР С-75 были приостановлены полеты  U-2 над Кубой в период с 18 сентября по 13 октября. Однако 14 октября после возобновления полетов высотных разведчиков американцы получили сведения о присутствии на Кубе стратегического ядерного оружия СССР, о чем 16 октября было доложено президенту Кеннеди. В 10 утра 16 октября года началось первое заседание исполнительного комитета совета национальной безопасности США (Исполком). Помимо Кеннеди, в Исполком входили первые лица госдепартамента, минобороны, ЦРУ.

С первых же часов заседание приняло бурный характер. Рассматривались четыре основных варианта решения «ядерной проблемы»:

1) воздушный удар по ракетным площадкам;

2) глобальный воздушный удар как по площадкам, так и по советской авиации на острове;

3) высадка американского десанта на Кубу;

4) морская блокада острова в надежде помешать доставке ядерных боеголовок.

В течение четырех дней велись жаркие дискуссии. Кеннеди склонялся попеременно от варианта воздушного удара к десанту и наоборот. Неизвестным «Х» в принятии правильного тактического решения выступали два главных вопроса: есть ли уже на острове ядерные боеголовки и какова будет реакция Советов на действия американцев? А вдруг Хрущев дал приказ отвечать ядерным огнем на высадку американцев? Кроме того, стопроцентной гарантии уничтожения ядерных ракет при воздушном налете глава минобороны Роберт Макнамара не давал. Тем более что 18 октября был сделан вывод о подготовке к размещению на острове 80 ракет средней и промежуточной дальности. Утверждалось, что они смогут уничтожить до 80 миллионов американцев.

                 18 октября 1962 г. президент США Дж. Кеннеди в Овальном кабинете Белого дома принял министра иностранных дел СССР А.Громыко. Между ними шел разговор о германском кризисе, который предшествовал кубинскому, и о Кубе. Президент заявлял, что США не собираются нападать на Кубу. Уже в это время у президента в письменном столе лежали фотографии боевых позиций с ракетами Р-12. Но Кеннеди не сказал, что ему известно о размещении ракет, а Громыко не заявил, что как раз в это время ракеты шли на Кубу. Впоследствии в своих мемуарах Громыко писал, что он знал о размещении ракет, но не сказал об этом Кеннеди, который прямо о ракетах на этой встрече не спросил.

                 Посол СССР в США Добрынин о ракетах не знал, не знали и советские журналисты, дипломаты и другие сотрудники посольства, но, по сообщениям прессы, догадывались. Американцы первыми раскрыли этот секрет, а советские дипломаты продолжали отвергать факт размещения ракет и доказывали, что это фальсификация и провокация. Отрицать стало бессмысленно после того, как в ООН сотрудники представителя США в ООН Э.Стивенсона принесли и расставили в зале фотографии, сделанные разведывательными самолетами с изображением советских ракет. Стивенсон прямо спросил советского представителя В.Зорина: «Г-н посол, скажите, есть ли на Кубе советские ракеты среднего и промежуточного радиуса действия? Скажите, не дожидаясь перевода: да или нет?» На что Зорин ответил: «Я не в американском суде, г-н Стивенсон». Таким образом, советские дипломаты оказались в неловком положении. Только Н.Хрущев выручил их: в американской печати появились сообщения о том, что он сказал о ракетах в беседе с одним американским бизнесменом.

                 В 8 12 утра субботы 20 октября Объединенный комитет начальников штабов уведомил главнокомандующих всех военных группировок США, что "напряженность на Кубе может привести к военным акциям".

                 22 октября 1962 года президент США Джон Кеннеди обратился к американцам с сообщением о введении карантина Кубы.  Согласно нему США требуют от всех судов, направляющихся на Кубу, полной остановки по требованию американских кораблей, предъявления всех бортовых документов, списка грузов, находящихся на корабле, допуска на корабль контролеров для осмотра грузов и определения их характера. В случае отказа командира корабля допустить на борт команду для осмотра или следовать указанным ему курсом корабль будет подвергнут аресту и доставлен силой в американский порт.

                 За четыре часа до своего выступления президент приказал комитету начальников штабов ввести для всех ВС США боевую готовность  № 3. Массовую передислокацию американских войск на юго-восток страны намечалось начать в период выступления президента по телевидению и радио.

              В силах общего назначения предупредительные мероприятия против Кубы стали проводиться с 11 октября, а целенаправленное развертывание сил — с 15 октября. С 20 октября началось формирование оперативных соединений ВС США в зоне Атлантического океана. Первым было сформировано 135-е авианосное ударное соединение, которое затем действовало у восточной части Кубы. На следующий день для  осуществления «карантина» было создано 136-е оперативное   соединение,    которое   затем действовало северо-восточнее Кубы. На основе десантных кораблей 2-го и 1-го оперативных флотов было сформировано 128-е амфибийное соединение, группировка в Гуантанамо была доведена до 6 тыс. человек из состава 1-й и 2-й дивизий морской пехоты. Создано было и 137-е многонациональное оперативное соединение из кораблей стран Северной,  Центральной и Южной Америки. Оно действовало южнее Кубы. Средства массовой информации публиковали сообщения о создании против Кубы группировки численностью в 100—250 тыс. человек (пять—восемь дивизий СВ, одна сводная экспедиционная дивизия морской пехоты, 2000 — 3000 самолетов и вертолетов всех видов ВС, около 180 кораблей и судов ВМС). Хотя состав сил выглядел достаточно внушительно, однако в первом эшелоне в октябре американцы в ходе вторжения на Кубу смогли бы использовать лишь одну сводную экспедиционную дивизию морской пехоты и две воздушно-десантных дивизии при авиационной поддержке около 500 истребителей-бомбардировщиков и штурмовиков, которые были способны выполнять по два вылета в сутки, и при огневой поддержке около 50 артиллерийских и ракетных надводных кораблей ВМССША.

             Развертывание части сил общего назначения ВМС США из состава 1-го, 2-го, 6-го и 7-го оперативных флотов против ВМФ СССР осуществлялось с 20 октября на Атлантическом и Тихом океанах. Так, подводные силы на Атлантике выполнили погрузку боезапаса по нормам военного времени, вышли в море в назначенные районы или рассредоточились. США направили в Атлантику шесть субмарин 25 октября, и еще четыре вышли в район  26 октября. Предполагаемое время начала для операции было между 29-31 октября. Национальные и союзные маневренные противолодочные силы задействовали противолодочные рубежи в океанских районах и в узкостях. Например, только на тыловом противолодочном рубеже о.Ньюфаундленд — Азорские острова использовались десять американских и две английские подводные лодки, самолеты базовой патрульной авиации США и Канады. Силами противолодочной авиации палубного и берегового базирования и средствами дальнего гидроакустического наблюдения американцы контролировали действия наших подводных сил на обоих океанах.

                 Силы стратегического назначения, начали скрытную подготовку к возможному боевому использованию со второй половины октября, а демонстративные мероприятия для показа серьезности намерений США — с третьей декады октября. Ударные авианосцы 6-го и 7-го флотов вышли в море или находились близ районов подъема авиации для нанесения ядерных ударов. Боеготовые атомные ракетные подводные лодки (ПЛАРБ) заняли назначенные им районы пуска ракет. САК осуществило рассредоточение значительного количества бомбардировщиков и заправщиков на запасные аэродромы и усилило группировку заправочной авиации в передовых районах. Наряд бомбардировщиков В-52, несших боевое дежурство в воздухе с ядерными КРВБ и авиабомбами на маршрутах, выводящих к СССР, был увеличен в шесть раз: в воздухе в любое время одновременно находились не менее 12,5 % бомбардировщиков этого типа. Были заправлены топливом боеготовые МБР. Находившиеся на передовых базах Европы и Дальнего Востока свыше 200 средних бомбардировщиков В-47 САК ВВС США несли боевое дежурство на аэродромах по программе «Рефлекторные действия», 50% из 136 английских средних стратегических бомбардировщиков, 60 БРСД «Тор» в Великобритании, 30 БРСД «Юпитер» в Италии и 15 БРСД «Юпитер» в Турции поддерживались в полной готовности к применению ядерного оружия. Если силы общего назначения США находились в боевой готовности №  3, то Стратегические ядерные силы  США фактически были приведены в боевую готовность № 2. 


ОГЛАВЛЕНИЕ

Copyright Infantry Club © 2007-2010
Используются технологии uCoz