INFANTRY CLUB Cold War and Alternative History
Суббота, 23.09.2017, 16:32
Приветствую Вас Гость
| Мой профиль | Регистрация | Вход
Меню сайта

Проекты

Холодная Война

ПРОПАГАНДА

Наши Друзья

М16. Армейский магазин

Зона О.Т.Ч.У.Ж.Д.Е.Н.И.Я.




Поиск

Статистика

Операция «Анадырь» 2 часть

                 С 26 августа по 1 сентября 1962г. 12 советских судов подверглись облетам американских самолетов на пути к Кубе, с 28 августа к облетам дополнились и подходы боевых американских кораблей. При этом особенно интенсивное внимание было уделено теплоходу «Оренбург» - 28 августа к нему приблизился американский корабль и в течение 20 минут освещая его сопровождал, 31 августа два самолета американской морской авиации № 131531 и 120369 по три раза прошли над палубой,  в тот же день американский эсминец «CharlesH. Roan»DD-853, вышедший с военной базы Гуантанамо, приблизился к борту теплохода на расстоянии 0,7 мили и некоторое время следовал за ним. Но и это был не последний акт внимания «Оренбургу». Правда, заключительная его встреча с американскими ВМС по сравнению с предыдущими выглядела даже галантно. 31 августа в 18.20 эсминец США «Biddle»DDG-5 пройдя параллельным курсом по левому борту на расстоянии 3 кабельтовых, передал «счастливого пути» и получил с советского судна ответный сигнал «благодарю». Эсминец развернулся и ушел.

                 Кстати облеты представляли опасность не только для наших кораблей, но и самих «воздушных шпионов». Вот что сообщали начальник Генштаба, и начальник Главного оперативного управления  Генштаба Вооруженных Сил  секретарю  ЦК  КПСС  Фролу  Козлову   12  сентября  в докладной: «Секретно. Лично. Товарищу Козлову Ф. Р. Докладываем:

На подходе к о. Куба советские суда систематически обле­тываются самолетами США. В сентябре с. г. зарегистрировано до 50 случаев облета 15 советских судов. Облеты совершаются на критически опасных высотах.

12 сентября в 4.00 по московскому времени судно «Ленин­ский комсомол» было дважды облетано неизвестным самоле­том при подходе к порту Никаро. После очередного захода самолет врезался в море в 150 метрах от судна и затонул».

О том, что произошло с «Ленинским комсомолом», расска­зывает бывший начальник штаба зенитного ракетного диви­зиона подполковник в отставке Николай Антонец: «На Кубу переправлялись на турбопароходе «Ленинский комсомол». При подходе к острову американские летчики устроили нам психологическую атаку. Они резко пикировали над кораблем. Вот самый неистовый решил, видимо, сде­лать последний заход. «Нептун» (так мы называли палубные самолеты) пошел прямо на капитанский мостик. Пикировал под таким углом, что мы вобрали головы в плечи, думали, сейчас снесет нас выпущенными шасси. Снести он нас не снес, а из пике не вышел. Упал в море рядом с кораблем, образовал огромнейшую воронку. Пилот успел подать сигнал бедствия – наш радист принял его. Капитан остановил ко­рабль, приказал опустить шлюпку. «Ленинский комсомол» сделал три круга, но летчик не всплыл. Американцы о том случае, видимо, решили умолчать, по крайней мере я не встречал сообщений об этом..

                 В августе-сентябре из Феодосии на Кубу была передислоцирована 27-я Волгоградская дивизия ПВО, сформированная из разных частей 619 полк ЗУРС (полковник Д.Орел) из 9-го Казанского корпуса ПВО, 701 полк (полковник Г.Ржевский) из 10-й дивизии ПВО, 507 полк (полковник Ю.Гусейнов) из состава Куйбышевской бригады ПВО из г.Энгельса, отдельный батальон РТВ (подполковник И.Храпко). В каждом из трех полков, вооруженных ЗРК С-75 «Десна» (SA-2 Guideline), имели по 4 дивизиона (всего 72 ПУ) с боекомплектом по 12 ракет Д-13 на одну ПУ (864 ракеты) и всего 5200 человек личного состава. Для их перевозки до порта Феодосия потребовалось 44 железнодорожных эшелона (по 60 вагонов). Дивизия на Кубу перевозилась на 15 морских судах. Последним из Феодосии отправлялся 701 полк. Для него выделили три сухогруза «Медногорск», «Сергей Боткин» и «Физик Вавилов» (капитан Иван Подшевякин).                     

                 213 (в СССР 32 гвардейский) истребительный авиационный полк перебазировался на Кубу в период со 2 августа по 27 сентября. Сначала по железной дороге направили из Кубинки в порт Балтийск, затем морскими судами – к месту назначения на Кубу. 40 машин МиГ-21Ф и 6 — МиГ-15ути; 167 офицеров, в том числе 57 летчиков, 244 человека рядового состава; командир — подполковник Н. Шибанов. Самолеты были доставлены в разобранном виде, в ящиках на аэродром Санта-Клара, где и были собраны и облетаны нашим личным составом уже в середине сентября. В октябре 1962 г. парой самолетов МиГ‑21 предприняли попытку перехвата американского истребителя F‑104. Несмотря на то, что посадить самолет-нарушитель не удалось, советские боевые машины показали свое преимущество в маневренности и техниче­ских возможностях. После этого эпизода ни один из американских самолетов не появлялся вблизи аэродрома базирования истребителей МиГ-21. Следует отметить, что в июле 1962 г. на Кубу была откомандирована и группа советских летчиков-асов из авиационного центра Кубинка под командованием маршала авиации Е. Савицкого. В сжатые сроки им предстояло научиться уничтожать быстроходные катера кубинских «контрреволюционеров» («гусанос») вблизи побережья острова, принять не­по­сред­ст­вен­ное­ участие в военных действиях и передать опыт боевого применения советских истребителей МиГ-15 кубинской стороне. Вскоре, после соответствующих тренировок, советские и кубинские летчики начали отрабатывать полученные навыки непосредственно в ходе уничтожения диверсионных групп противника. 

                 Основным компонентом ГСВК все же являлись перебрасываемая 51-я ракетная дивизия. В дивизию входило пять ракетных полков: три с ракетами Р-12 (8К63, SS-4 Sandal ) и два с ракетами Р-14 (8К65, SS-5 Skean). Их подготовка осуществлялась согласно указаниям главнокомандующего РВСН от 3 июля 1962 г. По плану на основании директивы генштаба первыми на Кубу прибыли рекогносцировочные группы. Командир 51-й ракетной дивизии И.Стаценко и передовая рекогносцировочная группа прибыли 12.7.1962 г. Затем прилетели такие же группы ракетных полков.

                 Сначала районы расположения ракетных полков изучались с воздуха, облетались неоднократно на вертолете. Выяснилось, что в центре острова, где должны были дислоцироваться полки Сидорова и Черкесова, сильно пересеченная местность, небогатая растительность, нет необходимых площадок, по дорогам невозможно транспортировать ракетную технику, глубина воды 150—200 м. Оказалось, что намеченные ранее районы для дислокации непригодны. Всего в центральной части острова было обследовано 107 районов, а выбрано всего четыре. В западной части острова — соответственно 44 и шесть.

                 При строительстве первых БРК в Украине и Белоруссии личный состав располагался в землянках и зимой (под двойным тентом), и летом. На Кубе же это оказалось невозможным, так как выпадало много осадков, особенно осенью. В связи с этим части вынуждены были строить палаточные городки.

                 Провели разведку и подготовку маршрутов, по которым должна была перевозиться ракетная техника и сами ракеты из портов в ППР. Так возникла необходимость проложить два маршрута по 200 км каждый в обход горного хребта Эскамбрай из порта Масильда. Вся эта работа проводилась под прикрытием легенд: «специалисты с/х», «строительство учебного центра для кубинской армии», «геологоразведчики».

                 Большая нагрузка выпала на офицеров службы астрономо-геодезического обеспечения и контроля прицеливания. Дело в том, что в южных широтах — другие созвездия и звезды. Правда, Полярная звезда была на месте: она нужна для определения астрономических азимутов и затем преобразования их в геодезические. Без них невозможно прицеливание ракеты.

Координаты пусковых установок сначала определялись ускоренными методами. Однако возникло и много трудностей. Так, в то время у нас не было специального астрономо-геодезического подразделения. На Кубе не было исходных данных и тем более наружных знаков государственной и гравиметрической сети, что усложняло привязку стартовых позиций.

                 В августе 1962 г. уже были определены номера и типы объектов для поражения, расположенные на территории США, а также геодезические координаты этих объектов, типы ядерных взрывов, мощности ядерных зарядов и основные направления пусков.

                 В Союзе работа также кипела, в целях улучшения качественного состава в отправляемых частях заменили около 500 офицеров и  тысяча солдат. Для доставки личного состава, ракетного оружия и военной техники в порты погрузки (Кронштадт, Лиепая, Балтийск, Севастополь, Феодосия, Николаев, Поти и Мурманск) понадобилось сформировать 111 железнодорожных составов.  Сама погрузка на судна была непростым делом. Требовалось учесть площади трюмов и палуб, на которых размещалась ракетная техника. Чтобы увеличить площадь трюмов и заодно повысить устойчивость судна, на дно насыпался песок и туда укладывалась техника. Погрузка ракет и техники шла и днем и ночью, в строгом соответствии с планом. В среднем на одно судно уходило от трех до пяти суток. Особую сложность представляла погрузка боевых ракет Р-12 и Р-14. Ракета Р-12 весила в снаряженном состоянии 42 тонны, длина составляла 22,1 метра. Кроме того, Р-12 имела целый комплект агрегатов наземного оборудования. Это была весьма крупногабаритная техника. Пусковой стол в сборе был длиной 15,62 м, шириной 3,15 м весил 33,57 тонны. Р-12 имела также тележку для транспортировки пускового стола (длина 22,73 м, ширина 3,66 м). Был тягач АТ-Т весом 20 тонн, кран, заправщики горючего и окислителя, две цистерны, несколько десятков автомобилей. Всего в комплект Р-12 входил 31 агрегат. Еще более мощной и габаритной была Р-14. Она в снаряженном состоянии весила почти 87 тонн и имела длину 24,4 метра.

                 Передислокацию 51-й ракетной дивизии обеспечивали следующие суда морского флота СССР: «Адмирал Нахимов», «Омск», «Дивногорск», «Сергей Боткин», «Аносов», «Александровск», «Гагарин», «Альметьевск», «Николаевск», «Курчатов», «Лен. Комсомол», «Алапаевск», «Братск», «Ползунов», «Черняховск», «Волголес», «Мичуринск», «Оренбург», «Балтика», «Пугачев», «Победа», «Грузия», «Любинск», «Кура», «Амата», «Дубна», «Ургенч», «Беловодск», «Хабаровск», «Латвия», «Полтава», «Кимовск», «Индигирка», «Металлург Бардин». Первым после погрузки 5 августа вышел из Севастополя теплоход «Омск» (капитан Шевцов).

                 9 сентября  в  порт Касильда  теплоход «Омск»  доставил  первые 6 ракет «Р-12», началось  сосредоточение  51-й ракетной  дивизии.

                 15 сентября в кубинском порту Мариэль встал под разгрузку сухогруз «Полтава», доставивший на остров 8 ракет «Р-12». Корабли в конце сентября доставили все 36 ракет Р-12, а также 6 ложных Р-12 для обмана боевых самолетов США. Ракеты и оборудование были разгружены в трех портах Кубы - Бахиа, Хонда, Мариэль на северном побережье и Касилда на южном. Директива генерального штаба №76438 от 8.09.62 г. предусматривала сжатые сроки приведения 51-й ракетной дивизии в боевую готовность. Командование определило следующие сроки: для полков, вооруженных Р-12, — к 1.11.1962 года, а для полков, вооруженных Р-14, — к 1.03.1963 года. (Основные позиционные районы ракетных полков с Р-14 задерживались со строительством, так как не было вовремя доставлено оборудование. Вот почему задерживался его монтаж и испытания.) Комплексные занятия и проверка техники проводились только в темное время суток и в условиях маскировки. К тому же начались непрерывные тропические ливни, которые не давали проводить инженерные работы в некоторых ракетных полках. Из-за муссонных дождей было тяжело добиваться нужной влажности воздуха для наддува баков горючего и окислителя. Отсыревали штепсельные разъемы электросетей и кабелей, что приводило к коротким замыканиям. Для просушки ракет открывали люки и подставляли их под прямые лучи солнца.

                 Руководство США естественно не могло не заметить переброску ГСВК на Кубу. В Вашингтоне знали о резком изменении характера и интенсивности морских перевозок из СССР на Кубу. В течение сентября поставки советского военного оборудования на Кубу стали очевидны после анализа сведений о увеличении количества морских транспортных судов прибывших в порты Кубы из СССР и социалистических стран. И если с января до июля в среднем в кубинские порты приходило 14 советских сухогрузов в месяц, то в августе их число удвоилась, а в сентябре достигло 46 судов. При этом советские танкеры приходили равномерно по 10 в месяц. В дополнение к советским судам в течение первых девяти месяцев 1962г. на Кубу пришли 29 сухогрузов и четыре танкера из социалистических стран. Всего к октябрю общее количество советских и восточно-европейских  судов прибывших на Кубу было 379, на 85 больше чем за тот же период в 1961г. В течение августа, сентября и октября американцы узнали о размещении различных вооружений на Кубе. 29 августа американский самолет разведчик  U-2 обнаружил зенитные ракеты SA-2 в восьми различных местах на Кубе, и позиции  крылатых ракет береговой обороны. 5 сентября американцы узнали о размещении истребителей МиГ-21, а 28 сентября о доставке на остров бомбардировщиков Ил-28. 10 сентября сенатор-республиканец от штата Нью-Йорк Кеннет Китинг в ходе дебатов в верхней палате он обвинил президента в бездействии, заявив, что на Кубе полным ходом идет сооружение пусковых установок для советских ракет. В октябре разведке стало известно о наличии на Кубе ракет «Луна».  

                 4 сентября президент Кеннеди выразил озабоченность «недавними шагами Советского Союза по укреплению военной мощи» Кубы и заявил, что США преисполнены решимости, пресечь действия режима Кастро.  7 сентября в «Нью-Йорк таймс» появилась статья о присутствии на Кубе 4000 советских военнослужащих. Ссылаясь на недавних беженцев с Кубы, иностранных дипломатов в Гаване и кубинское подполье, газета писала, что советские офицеры и солдаты одеты в штатское платье и что в их задачу входит развертывание и обслуживание доставляемых на Кубу вооружений и военного снаряжения, включая ракеты малой дальности класса «земля-воздух», радары, средства связи, торпедные и патрульные катера. Эта поставка, утверждала «Нью-Йорк таймс», осуществлялись с 25 июля по 20 августа через 12 морских портов, главным образом на северном побережье острова. 

                 11 сентября 1962г. в ответ на многочисленные американские заявления об увеличившемся советском военном присутствии на Кубе, было опубликовано «Заявление ТАСС» названное весьма красноречиво - «Покончить с политикой провокаций». В нем США обвинялись в подготовке агрессии против Кубы, в агрессивных устремлениях во всем мире «…шестой военно-морской флот США – находятся в Средиземном море… Седьмой американский военно-морской флот находится в Тайваньском проливе..» и у границ СССР – «… полет американского разведывательного самолета «У-2» 30 августа с.г. над территорией Советского Союза в районе Сахалина.», и что все это может «ввергнуть мир в катастрофу всеобщей мировой войны с применением термоядерного оружия».

                 В заявлении об американской мотивировке  агрессивных действий США против Кубы помимо неприятия последними социалистической ориентации страны говорится и о военных поставках из СССР: «… торговый флот Советского Союза перевозит на Кубу грузы, и в США считают, что это — военные грузы. Но это же чисто внутреннее дело государств — тех, которые посылают эти грузы, и тех, которые закупают их и получают.» Стараясь опровергнуть обвинения американцев о переброске вооружений упор в заявлении делался на поставку мирных сельскохозяйственных грузов: 

«Советские торговые суда доставляют на Кубу товары, в которых она нуждается…

… на Кубу везут картофель или нефть, тракторы, комбайны и другую сельскохозяйственную и промышленную технику…

… мы отнюдь не скрываем от мировой общественности, что мы действительно поставляем Кубе промышленное оборудование и товары, которые способствуют укреплению ее экономики и подъему благосостояния кубинского народа.

    По просьбе кубинского правительства мы также направляем на Кубу советских агрономов, механизаторов, трактористов, зоотехников, которые делятся своим опытом и знаниями с кубинскими друзьями, чтобы помочь им поднять экономику страны. Мы посылаем также на Кубу рядовых рабочих совхозов и колхозов и принимаем в Советском Союзе тысячи кубинцев, чтобы обменяться опытом и обучить их более прогрессивным методам ведения сельского хозяйства, помочь им освоить получаемую Кубой советскую сельскохозяйственную технику

                 Факт поставки вооружений тоже не отрицался, но он представлялся в незначительном количестве:  «Как известно, по просьбе кубинского правительства в связи с угрозами агрессивных империалистических кругов на Кубу поставляется из Советского Союза и некоторое количество вооружения. Кубинские государственные деятели обратились также к Советскому правительству с просьбой прислать на Кубу советских воинских специалистов, техников, которые обучили бы кубинцев владению современным оружием, потому что современное оружие сейчас требует высокой квалификации, больших знаний. Естественно, что Куба пока еще не имеет таких специалистов. Поэтому мы с пониманием отнеслись к этой просьбе. Надо, однако, сказать, что направляемое на Кубу количество советских военных специалистов не идет ни в какое сравнение с количеством посылаемых туда работников сельского хозяйства и промышленности. Вооружение и военная техника, поставляемые на Кубу, предназначены исключительно для оборонительных целей.»

                 Но, пожалуй, самым главным пунктом заявления был абзац о том, что стратегическое оружие из СССР на Кубу никогда не доставлялось, что являлось главной ложью заявления и стало причиной едва не начавшейся войны: «Правительство Советского Союза уполномочило ТАСС заявить также, что Советскому Союзу не требуется перемещать в какую-то другую страну, например на Кубу, имеющиеся у него средства для отражения агрессии, для ответного удара. Наши ядерные средства являются настолько мощными по своей взрывной силе, и Советский Союз располагает настолько мощными ракетоносителями для ядерных зарядов, что нет нужды искать место для их размещения где-то за пределами Советского Союза. Мы говорили и повторяем, что если будет развязана война, если агрессор совершит нападение на то или другое государство и это государство обратится за помощью, то Советский Союз имеет возможность со своей территории оказать, помощь любому миролюбивому государству, и не только Кубе. И пусть никто не сомневается в том, что Советский Союз такую помощь окажет, как в 1956 году он был готов оказать военную помощь Египту во время англо-франко-израильской агрессии в районе Суэцкого канала».

                Явно чувствуя, что проводимые действия чреваты огромным риском, в этом заявлении впервые руководство страны обращалось и к советским гражданам, быть готовым к возможным осложнениям: «Правительство СССР обращается с призывом к советскому народу, чтобы он продолжал и впредь трудиться в настоящее время. Правительство Советского Союза все сделает для того, чтобы обеспечить мир и мирное сосуществование со всеми странами. Но не всегда это зависит только от нас. Советский Союз не хотел второй мировой войны, но Гитлер ее навязал нам, и мы вынуждены были вести войну. Поэтому мы должны сделать все, чтобы быть подготовленными, чтобы наши вооруженные силы – как стратегические ракетные силы, так и сухопутные войска, противовоздушная оборона, военно-морской флот и особенно подводный флот Советского Союза, - были на высоте своих задач. Если агрессор развяжет войну, наши вооруженные силы должны быть готовы для нанесения сокрушительного ответного удара по агрессору.

… Советское правительство считает своим долгом проявить в создавшейся обстановке бдительность и поручить министру обороны Советского Союза, командованию Советской Армии принять все меры к тому, чтобы наши Вооруженные Силы были приведены в наивысшую боевую готовность.» 


ОГЛАВЛЕНИЕ

Copyright Infantry Club © 2007-2010
Используются технологии uCoz