INFANTRY CLUB Cold War and Alternative History
Понедельник, 01.05.2017, 02:20
Приветствую Вас Гость
| Мой профиль | Регистрация | Вход
Меню сайта

Проекты

Холодная Война

ПРОПАГАНДА

Наши Друзья

М16. Армейский магазин

Зона О.Т.Ч.У.Ж.Д.Е.Н.И.Я.




Поиск

Статистика

                    Приношу благодарность Сергею Толстопятову и Николаю Григорьеву за дополнения и уточнения.
 
                    Для Советского Союза Ливия являлась одной из союзных стран в противостоянии с экспансией США в бассейне Средиземного моря. Расположенная как раз посредине Средиземного моря, она являлась заманчивой целью для развертывания морских баз, с которых огромный район моря оказывался под надежным контролем. Сразу после окончания Второй Мировой войны СССР выступил с предложением предоставить ему возможность протектората над Ливией, но, как и следовало ожидать, западные страны выступили против этой идеи. Тем не менее, после свержения монархии в стране именно советский флот сыграл важную роль в предотвращении агрессии против Ливии со стороны США и Великобритании.
                   1 сентября 1969г. в  результате удачного переворота  в ливийской столице - Триполи, группой молодых офицеров во главе с Муамаром Каддафи было свергнуто правительство короля Идриса. На ливийской территории располагались американская авиабаза, к востоку от Триполи, и несколько британских военных баз, при этом Британия была связана с королем договором об обороне. США  в  отличие от Великобритании, не имели никакого договора о обороне  с ливийской монархией, тем не менее так же как и в случае с англичанами была высока вероятность их вмешательства в политическую ситуацию в стране.  И возможно только присутствие советских военных кораблей,  предотвратило американское и британское вмешательство.
                    В Средиземном море в это время находились несколько десятков судов, в том числе 4 крейсера – КР ПЛО  «Москва», РКР «Грозный», артиллерийские КР «Дзержинский» и «Михаил Кутузов», 3 БРК «Бравый», «Бедовый», «Бойкий», 3 БПК «Решительный», «Сообразительный» и «Красный Кавказ», 4 ЭМ «Находчивый», «Благородный», «Серьезный» и «Совершенный», шесть судов эскорта, шесть дизельных ПЛ (традиционно в отряд включалась ПЛ с крылатыми ракетами пр.651), и одна АПЛ проекта 627A. На востоке у египетских берегов находился  десантный отряд, который  включил 2 БДК, 5 СДК с морской пехотой и их оборудованием на борту.
                  Британские базы в Торбуке (имевший аэродром) и Al Adem, очень беспокоили новое ливийское руководство, так как на британских базах находилось значительное число боеготовых танков, которые нуждались только в том чтобы их экипажи перелетели с британских баз на  Кипре. Часть советских кораблей, сформировала  210-мильную защитную линию от залива Саллум (семьдесят миль к востоку от британских баз  в Торбуке и Al Adem) до восточной оконечности острова Крит. Вероятно, что необходимость выполнять перелет через советские суда оснащенные зенитными комплексами, чтобы достигнуть Торбук сделали операцию по восстановлению монархии слишком рискованной для Англии. И 5 сентября  Лондон объявил, что Великобритания не будет вмешиваться в дела страны.
                 Шестой Флот начав развертывание своих судов к ливийским берегам, также столкнулся с кораблями 5-й эскадры и не имел возможности силового давления на Ливию. 4 сентября американское АУГ во главе с авианосцем «Джон Ф. Кеннеди» (CVA 67) вышел из французского порта  Канн, где он отдыхал с 1 сентября, и начал движение через Тирренское море на высокой скорости к Мессинскому проливу. 5 сентября флагманское судно 6-го Флота, крейсер «Литтл Рок» (Little Rock) (CLG 4), и ее эскорт покинули итальянский порта Гаэта и вышло  в Ионическое море держа  курс к Триполи.
                 Группы американских судов были встречены советскими кораблями, эти корабли стояли  таким образом, чтобы постоянно контролировать и сопровождать силы Шестого Флота, идущие с  запада.  6 сентября авианосец « Джон Ф. Кеннеди» в Тирренском море был обнаружен и сопровождался двумя советскими самолетами  Ту-16 Барсук. 7 сентября советский крейсер класса  Sverdlov бортовой номер 849 присоединился к сопровождению АУГ. Еще два Ту-16 Барсук отслеживали авианосец 8 сентября. 14 сентября АУГ в сопровождении  советского ракетного эсминца класса  Kotlin бортовой номер 368, прошел Мессинский пролив  и 15 сентября пришел в Неаполь.
                  31 марта 1970г. последний британский солдат покинул территорию Ливии. Но США не оставили попыток установить свое влияние в Ливии.
                     Первый раз антиливийская компания достигла большого размаха в конце 1973г., когда ливийское руководство в знак солидарности с арабскими странами приостановило экспорт нефти в США. Кроме того 9 октября 1973г. ливийский лидер М.Каддафи от имени своего правительства объявил воды залива Сидра южнее параллели 32º30′ северной широты (то есть более 100 морских миль от берега) ливийскими территориальными водами. Вашингтон отказался признать эти претензии Триполи (по Конвенции ООН по морскому праву 1982г. госграница не может простираться от берега не далее чем на 12 морских миль).
                   Для защиты своих интересов ливийское руководство приложило усилия по наращиванию своего военного потенциала. В 1974г. Ливия закупила у Франции 50 самолетов «Мираж» в дополнение к имеющимся у нее 110 этой марки поставленные ранее.  1975г. ливийцы получили 30 современных истребителей МиГ-23 с советскими пилотами и техниками, чтобы использовать и обслуживать  их в ливийских вооруженных силах. Кроме того были поставлены Ту-22, хотя фактически не было обученных ливийских летчиков готовых летать на них.
                   Много усилий ливийцы приложили к наращиванию своего военно-морского флота. ВМС Ливии образован в ноябре 1962г., а уже в 1963г. британцы передали императорскому флоту во временное пользование два тральщика «Brak», «Zuara» (возвращены в сентябре 1966г.) А 29 июля  1965г. ливийский флот получил свой первый корабль – корвет «Tobruk». К тому времени флот состоял из около 200 офицеров и рядовых. В следующие четыре года британцы передали из состава своего флота и разместили заказы на строительство кораблей для Ливии.  В результате усилий ливийские ВМС в 1967-1968гг. получили 3 ракетных катера типа SUSA и 6 патрульных катеров типа FARWA (три  из них в 1977г. были переданы Мальте). В 1969г. получили еще 4 патрульных катера типа GARIAN, а 13 октября 1969г. свой самый крупный корабль – фрегат «Dat Assawari». В 1972 британская военно-морская консультативная миссия, которая помогла в развитии и обучении ливийского флота  с его создания, прекратили работу. Обучение личного состава было перемещено в Грецию и в Египет, а позже в Советский Союз.
                 В 1973г. началось военное сотрудничество Советского Союза с Ливией. За период 1973-1975гг. в Ливию было командировано около 500 советских военных советников, специалистов и переводчиков. В дальнейшем, в связи с бурным и стремительным расширением военного сотрудничества, включая поставки новых образцов военной техники и вооружения, количество ежегодно командируемых в Ливию советских военных советников, специалистов и переводчиков достигло 1000 человек.  С апреля 1979, советские пилоты использовали  Ту-22 ливийских ВВС для  разведывательных полетов в Средиземноморском театре, для отслеживания действий западных флотов.
                    Западные агентства сразу начали говорить о создании на ливийской территории сети советских военных баз, слухи опровергались как советскими официальными органами так и ливийцами. В конце июня 1975г. М.Каддафи в интервью ливанскому еженедельнику «Ад-Диар» опроверг утверждение американских и египетских газет о том что Ливия предоставила СССР военные базы на своей территории. Тем не менее запад продолжал гнуть свою линию, в апреле 1976г. египетские газеты опубликовали заявление что Ливия передала СССР военную базу  Окба Бен Наф.
                 В 1977г. начались поставки советских кораблей в Ливию. К июлю 1981г. ВМС этой страны имели на вооружении следующие корабли советской постройки: 4 подводные лодки проекта 641К, 2 морских тральщика проекта 266М и 12 ракетных катеров проекта 205ЭР В военных учебных заведениях СССР в начале 1980-х годов проходили обучение 100 ливийских военных моряков и 16 летчиков ВМС.
                 Помимо СССР Ливия активно закупала корабли и в других странах, во Франции в 1977г. были заказаны 10 ракетных катеров, куплены десантные корабли. В Италии приобретены ракетные корветы, а в Югославии оборудование для боевых пловцов. Но все же сотрудничество с СССР было наибольшим.
                      Поставляемая Советским Союзом техника была сложной и наши моряки помогали ливийцам осваивать ее.  Так на поставленных в 1977-1983гг., шести советских подлодках проекта 641К, в течение длительного времени помимо обученной в СССР ливийской команды, находилось по сообщениям по 12 советских советников на каждой лодке.   Но по мнению наших моряков ливийцы с трудом обслуживали и поддерживали в боеготовом состоянии поставляемую технику. В начале 80-х годов посетивший Ливию в составе группы офицеров Генштаба которую возглавлял генерал В.Такун, контр-адмирал Валентин Козлов отмечал неважную морскую культуру ливийских подводников: «Специально побывал  на ливийском соединении подводных лодок. У причала стояли 4 подлодки 641 проекта. Экипажи все прошли обучение в Союзе. С разрешения местного начальства спустился в одну из лодок, прошел по отсекам, трудно вообразить как подводнику, что в таком состоянии можно содержать оружие и технику.
Мне показалось, что в лодке даже курят, по крайней мере, весь лодочный мостик был полон окурков. Своеобразное отношение к флотской службе ливийских моряков я узнал еще по встречам с ними в советских учебных центрах.»  Интересный пример как ливийские подводники проходили обучение в советских учебных центрах в начале 80-х рассказал в своих воспоминаниях  подводник капитан 1 ранга Сергей Вячеславович Апрелев: «Переходу «С-28» в Африку предшествовало месячное пребывание в Риге, а точнее в Усть-Двинске (Болдерае). Там находился известный учебный центр, где проходили подготовку иностранные экипажи строящихся в СССР кораблей.
На момент прибытия нашей лодки в Болдераю там находились два ливийских экипажа. Они настолько полюбили Ригу, что об их желании вернуться на родину не говорило ровным счетом ничто. Это были экипажи подлодок 641 проекта, которые уже поставлялись Ливии. Командир головной субмарины (всего было передано шесть единиц) к этому времени успел изрядно насолить своему командованию, столкнувшись, как минимум, с двумя иностранными судами. Третье столкновение стало для него роковым. Несмотря на то, что каждый раз ущерб полностью возмещался им из собственного кармана, правительство предпочло завершить его служебный путь как чреватый дипломатическими осложнениями. По некоторым сведениям бедняга был расстрелян. Если это слухи, распространяемые недоброжелателями Ливийской Джамахирии, то они были здорово подкреплены происшествием, имевшим место незадолго до нашего прихода.
Началось все с незначительного, по советским меркам, обстоятельства. Более года ливийцев не отпускали в отпуск. Как бы хорошо не было в гостях, отпуск - дело святое!
И дома, время от времени, следует появляться. Недолго думая, «инициативная группа» приняла решение начать забастовку, предварив ее... разгромом местной столовой. Расчет был прост. Не будет места приема пищи, «русские» не смогут выполнить контрактные обязательства в части, касающейся питания экипажей. А коли так, на время ремонта всех непременно отправят домой. Сказано, сделано. Разгромить столовую удалось в самом лучшем виде, с применением биллиардных шаров и булыжников. Причины столь остроумного решения следует искать в системе набора «добровольцев».
Ливийцы набирали своих рекрутов со строгостью, присущей странам, ограниченным в выборе. Где взять будущего подводника в стране, лишенной не только флотских традиций, но и систематического образования. Не беда, были бы амбиции и средства! Подготовить специалистов-подводников можно в союзной стране, поставляющей эти самые лодки. Правильно! Но где взять людей, тем более, что число жителей, желающих добровольно пересесть с верблюда в железную бочку, до обидного мало? Вот и приходится возвращаться к испытанному принципу «Не хочешь - заставим!» Как никак на дворе конец 20 века, не будешь же хватать людей на улице. Поэтому их пришлось хватать в пустыне. Прямо с верблюда. Национальные интересы, однако.
Дисциплина в ливийских группах поддерживалась строго. С учетом полной беспросветности личного состава. Чуть что, палками по пяткам на плацу в присутствии всех и вся. На личный состав это оказывало непередаваемое воздействие... Впрочем, на случайных свидетелей вроде нас, не меньшее.
Ливийцы, невзирая на мусульманское происхождение, быстро вошли во вкус христианских вольностей. Тем более, что жалование этому способствовало. Матрос получал порядка 700 долларов, что и по нынешним меркам немало. В рижских ресторанах сплошь и рядом звучало с эстрады: «В честь прекрасной девушки Линды исполняется песня Адриано Челентано... которую ей дарит ее верный ливийский друг Абдуррахман... »
Под утро таксисты пачками выгружали абдуррахманов и али у Болдерайского КПП, после чего те попадали под опеку своих офицеров со всеми вытекающими последствиями. Назавтра, тем не менее, все начиналось сначала. Латышские девы были так хороши, что никакие палки по пяткам не могли остановить душевный порыв будущих покорителей глубин. Пучина страсти порой оказывалась столь глубока, что засасывала не особенно сопротивлявшихся судьбе правоверных фаталистов, так сильно что ливийское командование нередко выдавало своим советским коллегам самые неожиданные вводные.
В кабинет начальника учебного центра капитана 1 ранга Феликса Густавовича Мартинсона решительно заходит старший ливийской группы:
- Товарищ капитан 1 ранга, я вынужден сделать заявление.
- Слушаю вас, - сердцем чуя неладное, произносит опытный офицер и дипломат.
- У нас пропал офицер - лейтенант Мухаммед Абу Гнида.
- Давно?
- Три дня назад!
- А почему вы докладываете только сейчас?
- Мы думали, что найдем сами. Он и раньше пропадал на день-два.
- Вот как, впервые об этом слышу. В милицию обращались? Какие предположения?
- Никаких, но я имею честь уведомить вас, что по нашим законам, в случае отсутствия военнослужащего более чем трое суток, он перестает быть нашим. Поэтому делайте с ним что хотите. Если найдете, конечно.
Вряд ли удастся скупыми словами передать всю гамму чувств, охватившую видавшего виды офицера после столь щедрого подарка.
- Вот уж нет! По нашим законам, а я полагаю, что мы все еще в Советском Союзе, вы примете самое живое участие в поисках пропавшего. Вам все ясно?
Через несколько часов пропавший лейтенант был изловлен на квартире своей «временной жены» (есть такой институт в мусульманском мире и сознании правоверных). Разлучен и, невзирая на протесты и стенания, стреножен и доставлен пред светлые очи командования. Однако заменить офицера было гораздо трудней, чем рядового (простым стаскиванием с верблюда очередного бедуина здесь было не обойтись!), после надлежащего покаяния Абу был прощен, получив последнее предупреждение.
Должен отметить, что данная мера нередко оказывалась столь эффективной, что меня не на шутку волновал вопрос, что же это такое надо сказать человеку, чтобы он напрочь перестал пить. Вскоре представился особый случай, отчасти проливавший свет на этот феномен...
Для расследования инцидента с разгромом столовой, общий ущерб от которого исчислялся сотнями тысяч рублей в ценах начала 1980-х, в Ригу из Триполи прибыла небольшая делегация. Ее возглавлял невысокий, но исключительно серьезный человек - майор Аль Фаиз. Печать суровой озабоченности не оставляла лица эмиссара Джамахирии. Его было нетрудно понять, осложнение дружеских отношений между нашими странами не сулило ни той, ни другой стороне ничего хорошего. В том, что майор выполнит свою миссию, никто не сомневался, но даже самые смелые предположения были далеки от того, с чем пришлось вскоре столкнуться командованию Рижского центра.
На третьи сутки майор Аль Фаиз появился в кабинете начальника и с удовлетворением доложил, что расследование окончено, и он намерен ознакомить дружественное советское командование с его результатами. Ф.Г. Мартинсон с начальником политотдела изобразили подчеркнутое внимание. Переводчик, чеканя слова, синхронно доводил до них смысл гортанной арабской речи.
«...Именем Ливийской Арабской Джамахирии нижепоименованные военнослужащие, виновные в организации противоправных действий, выразившихся в порче имущества учебного центра дружественного нам Советского флота... (следовал список шестерых зачинщиков) подлежат расстрелу на месте. Приговор привести в исполнение немедленно... »
С этими словами майор деловито потянулся за кобурой, явно намекая, что во имя справедливости не намерен терять ни минуты.
Начальники нервно переглянулись, как бы удостоверяясь, не дурной ли это сон? Выходило, самая, что ни на есть, правда жизни. Первым, как и положено, в себя пришел начальник:
- Вы это серьезно?
Вид майора сам за себя говорил, что серьезнее не бывает.
- И как же вы себе это представляете?
Майор воспринял вопрос как начало конструктивного диалога и взгляд его потеплел:
- Я видел у вас неподалеку небольшое поле, оно нам вполне подойдет.
- Вот уж дудки! - воскликнул Мартинсон, вызвав замешательство у опытного переводчика, - никаких расстрелов на нашей земле. Везите к себе
и делайте с виновными все, что заблагорассудится. Это сугубо ваше, внутреннее дело. Нас, в данном случае, интересует только вопрос компенсации ущерба, так как с этим связано продолжение учебы ваших людей.
На лице Аль Фаиза застыло выражение неподдельного удивления. Эти «бледнолицые» явно мешали ему выполнить особое поручение полковника Муамара Каддафи и своевременно доложить. С таким выражением он и убыл на родину, увозя с собой наивных последователей «луддитов». Как ни печально, но по донесшимся до нас слухам приговор был приведен в исполнение прямо на летном поле в Триполи. Майор свою задачу, выходит, выполнил...
Однако этим тяга ливийцев к забастовкам не исчерпалась. Когда ударили морозы, они категорически отказались следовать с плавказармы в учебные классы пешком, несмотря на то, что речь шла о дистанции метров триста. По этой же причине была прервана погрузка торпед. Три ливийских торпеды так и болтались на пирсе в ожидании оттепели.
…Пока ливийские мужчины изображали обмороженных, отлынивая от занятий и работ, их жены, не обращая внимания на морозы, семенили в тапочках на босу ногу в город за продуктами. Впрочем, замерзнуть им не давали столь полюбившиеся женщинам Востока советские флотские кальсоны с начесом. В них они отважно щеголяли по улицам в любую погоду. Как сейчас помню эти мелькающие голубые полоски на белом - это ливийки бойко семенят по хрустящему морозцу. Грех не порадовать вкусненьким любимых мужей, растянувшихся на софе в ожидании оттепели...».
                         В 1981г. взамен массивных отгрузок вооружений Ливия предоставила советским кораблям средства обслуживания в Триполи и Тобруке. 25-30 июля 1981г. в Триполи с официальным визитом пришел отряд под командованием контр-адмирала Г.И.Шалыгина в составе 2 СКР «Деятельный» и «Разительный». Это было первое официальное посещение ливийского порта советскими ВМФ начиная с 1969г. Весной 1982 г. во время делового захода отряда советских военных кораблей в ливийский порт Тобрук было отмечено, что личный состав ВМС Ливии имеет повышенный интерес к советской боевой технике и оружию, ливийские военные неоднократно хорошо отзывались о кораблях, переданных из СССР.  В январе 1983г. советская подводная лодка в течение месяца находилась в порту Торбук. Весной 1984г. состоялись советско-ливийские военно-морские учения в ливийских территориальных водах недалеко от Триполи.  В 1984 г. во время официального визита в Ливию 10-14 апреля отряда советских кораблей в составе КР «Жданов» и БПК «Сдержанный» под флагом командующего 5-й оперативной эскадры ВМФ СССР контр-адмирала В. Е. Селиванова командир военно-морской базы Триполи подполковник ВМС А. Б. Аль-Харби особо отметил, что благодаря СССР ливийский флот стал самым сильным в арабском мире.
                 Военное сотрудничество происходило на фоне постоянно обострявшихся отношений США и Ливии. 27-30 июля 1978г. Шестой флот провел маневры около ливийских территориальных вод. 8 и 9 августа 1979г. американцы  провели маневры около ливийских территориальных вод на параллели в 32º30′ северной широты. Ливийское министерство иностранных дел заявило американцам протест и заявило что Ливия защитит свои  территориальные воды если будет необходимо. Все это вызвало взрыв антиамериканских настроений в Ливии. Как результат их в декабре демонстранты сожгли посольство США в Триполи, а Вашингтон в одностороннем порядке закрыл свои посольства в стране. В мае 1980г. американские дипломаты покинули Триполи и одновременно из Вашингтона были высланы несколько ливийских дипломатов.
               На 1981 г. приходится «второй пик» напряженности в отношениях между двумя странами. США обвинили Ливию в «поддержке международного терроризма» и под этим предлогом закрыли народное бюро (посольство) СНЛАД в Вашингтоне. Одновременно в мае 1981 г. стало известно о разработке американской администрацией «секретного плана» по использованию ряда арабских стран для свержения режима М. Каддафи. В августе 1981 г. США провели провокационные учения 6-го флота в заливе Сидра у побережья Ливии. 19 августа принимавшие участие в учениях восемь американских истребителей сбили два ливийских самолета, несших патрульную службу, по поводу чего СНЛАД обратилась с жалобой в Совет Безопасности ООН. 17-22 октября 1981г. американцы провели новые маневры в заливе Сидра. В конце 1981 г. в США была поднята шумная кампания о якобы имевшей место засылке в эту страну группы ливийских террористов, намеревавшихся совершить покушение на президента Р. Рейгана. ЦРУ использовало эту кампанию, чтобы в декабре 1981 г. обсудить в своей штаб-квартире планы убийства М. Каддафи, которое стало главной целью в серии тайных операций Центрального разведывательного управления США за границей. В том же месяце Р. Рейган рекомендовал американским техническим специалистам покинуть Ливию, что - стало началом свертывания деятельности американских нефтекомпаний в СНЛАД. В декабре же 1981 г. на территории Египта был проведен первый этап маневров «Брайт Стар», имевший четкую антиливийскую направленность.
              В феврале 1982 г. американские военные самолеты нарушили воздушное пространство Ливии, приблизившись на расстояние 80 км к городу Бенгази. В марте 6-й флот США вновь провел провокационные маневры в непосредственной близости от побережья СНЛАД. В марте же Вашингтон объявил эмбарго на импорт ливийской нефти и поставки в СНЛАД американского нефтяного оборудования, что, по существу, свернуло экономические связи между двумя странами.
              17 февраля 1983г. президент Рейган направляет атомный  авианосец «Нимитц», к ливийским территориальным водам.
              В июле 1984 г. истребители-бомбардировщики ВМС США неоднократно вторгались в воздушное пространство Ливии, совершали провокационные полеты вблизи прибрежных городов Эль-Бейда, Бенгази, Сирт. В сентябре 6-й флот США вновь провел широкомасштабные, учения и маневры военных кораблей вблизи территориальных вод Ливии. В ноябре 1984 г. ЦРУ подготовило доклад «Об оценке уязвимости Ливии», в котором предложило осуществить против СНЛАД широкую программу «политических, экономических и полувоенных мер».
                В разведывательных операциях принимали участие и подводные лодки. В 1985г. атомная подводная лодка «Сивулф» совместно со сверхмалой подводной лодкой специальной постройки «NR-1» проводили в Средиземном море разведывательную операцию по прослушиванию ливийских подводных кабелей связи. В октябре 1985 г. исполнительным указом президента США введен запрет на импорт нефтепродуктов из Ливии. В ноябре того же года администрация США санкционировала очередную тайную операцию ЦРУ с целью свержения режима М. Каддафи в Ливии.
                  1986 год является пиковым моментом в противостоянии США и Ливии. С 1981 по 1986г. США провели у ливийского побережья 18 военных учений и маневров, при этом с августа 1981г. корабли и самолеты 6-го флота ВМС США стали пересекать в заливе Сидра так называемую линию «смерти» что повлекло столкновения сторон, до весны 1986г. их было 8.
                  В январе 1986 г. президент Р. Рейган объявил о введении новых санкций против СНЛАД: были запрещены все экономические и торговые связи американских госучреждений, частных фирм и отдельных лиц с этой страной; находящимся на ливийской территории американским гражданам было приказано покинуть ее под угрозой тюремного заключения или штрафа.
                 В американской и западной печати развернулось информационное наступление на Ливию и на первый план вышли поставляемые СССР Ливии зенитно-ракетные комплексы С-200ВЭ Вега (по классификации НАТО - SA-5 Gammon), которые по своим тактико-техническим данным были способны перекрывать значительную площадь в средней части залива Сидра, куда выходили нефтепроводы для перекачки нефти на танкеры. Таким образом, под контролем находились не только территориальные воды Ливии, но и ее прибрежная экономическая зона. 21 декабря 1985г. американская администрации подтвердила слухи, что Ливия устанавливает советские зенитные ракеты  SA-5  по крайней мере в двух местах, которые позволяют Ливию контролировать полеты американских самолетов системы АВАКС и противолодочных  P-3  над заливом Сидра, воды которой Ливия рассматривает как свои территориальные воды. 1 января 1986г. египетская правительственная газета Al-Ahram сообщила, что Ливия закончила строительство семи позиций  для советских зенитных ракет, кроме того 2000 советских экспертов прибыли в Ливию, чтобы использовать ракеты SA-5. 8 января американские должностные лица говорят, что советские зенитные ракеты  SA-5, развертываемые в Ливии, вероятно, будут введены в  эксплуатацию в этом месяце, и что возможна отгрузка новой партии  SA-5. Двенадцать пусковых установок ракеты SA-5  устанавливаются на позициях у залива Сидра. 12 января  официальное кувейтское Агентство печати цитировало неназванного дипломата  сообщившего, что Ливия якобы использовала советскую зенитную ракету класса земля-воздух, чтобы подстрелить американский истребитель FA-18. Представитель Пентагона опровергая заявление сказал, что самолет потерпел аварию в течение учебного полета. 30 января представители американской администрации сообщили, что зенитные ракеты SA-5 в ливийском прибрежном городе Сирте приняты в эксплуатацию. Американские разведывательные спутники определили дополнительные позиции ракеты  SA-5 в Триполи и Бенгази, но сообщили, что там нет никаких пусковых установок или ракет.
                 26 января 1986г. чтобы подтвердить притязания ливийского суверенитета на воды залива, ливийский лидер М. Каддафи вышел  в залив Сидра на патрульном судне, несущем  четыре французские ракеты корабль-корабль. В это время с 24 по 31 января проходили первые маневры кораблей 6-го флота США у берегов Ливии в этом году. Самолеты, базирующиеся на авианосцах, нарушают границу суверенного государства, ведут разведку. 4 февраля — истребители ВВС Израиля перехватили в воздухе и вынудили совершить посадку ливийский пассажирский самолет, использовав для этого акта бандитизма данные кораблей 6-го флота. 12—15 февраля — вторая военно-морская демонстрация США в этом районе. 14—16 марта — третьи учения 6-го флота США у побережья СНЛАД. 19—21 марта — четвертая демонстрация США своей военно-морской мощи. К середине марта 1986г. ВМС США сконцентрировали приблизительно 30 военных кораблей в центральной части Средиземного моря, в том числе два авианосца «Саратога» CV-60, «Корал Си» CV-43 и ракетный крейсер «Йорктаун» CG-49.  20 марта в Средиземное море вошел третий авианосец  ВМС США «Америка» CV-66 и линейный корабль «Айова» BB-62.
                   Пятые учения кораблей 6-го флота США 23—28 марта вылились в нанесение ракетно-бомбовых ударов по городу Сирт и близлежащим населенным пунктам в ходе операции «Огонь в прериях». Эти налеты выполнялись в условиях подавляющего превосходства американцев в силах и средствах. Только крейсеры и эсминцы УРО по числу пусковых установок ракет различных классов и боекомплекту в десятки раз превосходили весь ливийский флот. Всего у американцев здесь было 3 авианосца, 1 штабное судно, 5 ракетных крейсеров, 4 ракетных эсминца, 3 ракетных фрегата, 2 эсминца, 9 фрегатов, 4 АПЛ класса «Лос-Анджелес», 5 десантных судов, 10 вспомогательных кораблей, всего 27000 человек личного состава и морских пехотинцев. Для сравнения ливийский флот на 1986г. имел 113 боевых и вспомогательных кораблей и судов и 6500 человек личного состава. В боевое ядро флота входили:
Фрегаты
1 британский СКР типа Vosper с ракетами Otomat и Aspide в 1969г. – «Dat Assawari»
1 советский СКР пр.1159ТР с ПКР П-20 (по классификации НАТО - Koni с ракетами SS-N-2C) в 1986г. – «Эль Хани» F-212.
Субмарины
6 советских ДПЛ пр. 641К (по классификации НАТО – Foxtrot) в 1977-1983гг. – «Эль Бадр» 311, «Эль Фатен» 312, «Эль Ахад» 313, «Эль Митрака» 314, «Эль Хубер» 315, «Эль Хунаин» 316.
2 югославских буксировщика боевых пловцов типа Mala
Корветы
4 итальянских МРК типа Wadi/Assad с ракетами Otomat  в 1977-1979гг. – «Assad Al Tadjier», «Assad Al Tougour»,  «Вади Марсит» затем «Ассад Эль Хали» 414, «Вади Маграва» затем «Ассад Эль Худуд» 415.
4 советских МРК пр. 1234Э с ПКР П-20 (по классификации НАТО - Nanuchka II с ракетами  SS-N-2C) 1981-1984гг. – «Айн Мара» 416, «Айн Эль Газала» 417, «Айн Зара» 418, «Эйн Загут» 419.  
Большой ракетный катер
10 французских РКА типа La Combattante II с ракетами Otomat в 1979-1982гг. - «Шараба» 518, «Шихаб» 522, «Вахаг» 524, «Вохид» (Beir Glulud ),  «Шоуаиаи» 528, «Шоула» 532, «Шафак» 534, «Барк» 536, «Рад» 538, «Laheeb».
12 советских РКА пр. 205ЭР с ПКР П-15У (по классификации НАТО - Osa II с ракетами Styx) в 1976-1980гг. – «Эль Хатум» 205, затем 511, «Эль Зуара» 956, затем 513, «Эль Руха» 515, «Эль Байда» 208, затем 517, «Эль Набха» 209, затем 519, «Эль Сафра» 952, затем 521, «Эль Фиках» 210, затем 523, «Эль Матхур» 525, «Эль Мосха» 527, «Эль Сахаб» 954, затем 529, «Эль Битар» 531, «Эль Садад» 533.
3 британских РКА типа Susa с ракетами SS12 в 1967-1968гг. – «Susa», «Sirte», «Sebha».
Патрульные суда
4 британских ПС класса Gharyan в 1969г. – «Garian», «Khawlan», «Merawa», «Sabratha».
4 британских ПС класса Benina  в 1967-1968гг. – «Benina», «Misurata», «Homs».
Десантные суда
2 французских БДК пр. PS-700 в 1977-1978гг. – «Ибн Ауф» 132, «Ибн Харисса» 134. 
3 построенных в Польше СДК пр. 773KL (по классификации НАТО – Polnochniy)  в 1977-1979гг. – «Ибн эль Хадрани» 112, «Ибн эль Умхайя» 116, «Ибн эль Фурат» 118.
Тральщики
7 советских МТЩ пр.266МЭ (по классификации НАТО – Natya) в 1981-1985гг. –  «Рас Хадад» 111, затем «Эль Тийяр», «Рас Эль Гелайс» 113, затем «Эль Изар», «Рас Эль Хамман» 115, «Рас Эль Фулайджа» 117, «Рас Эль Куила» 119, «Рас Эль Мадвар» 121, «Рас Эль Массад» 123.  

ОГЛАВЛЕНИЕ

Copyright Infantry Club © 2007-2010
Используются технологии uCoz