INFANTRY CLUB Cold War and Alternative History
Суббота, 23.09.2017, 16:33
Приветствую Вас Гость
| Мой профиль | Регистрация | Вход
Меню сайта

Проекты

Холодная Война

ПРОПАГАНДА

Наши Друзья

М16. Армейский магазин

Зона О.Т.Ч.У.Ж.Д.Е.Н.И.Я.




Поиск

Статистика

Война «Судного дня» 1973г. Противостояние СССР-США на море. 2 часть

                          После начала операции по отправки вооружения, корабли эскадры начали  непрерывное слежение за АУГ  к югу от острова Крит. С 9 октября  флагманское судно ПБПЛ «Волга» и РКР  «Грозный» начали сопровождение авианосца «Индепенденс» (CVA 62) из состава группы TG 60.1, а БПК «Красный Кавказ», «Проворный» и «Скорый» следовали за другими американскими кораблями. В ответ, еще три судна эскорта присоединились к АУГ с авианосцем «Индепенденс». В это же время советские разведывательные суда начали контролировать американскую десантную группу, находящуюся в заливе Суза (Крит), оставаясь там до 25 октября. Своими действиями Москва посылала Вашингтону сигнал, что попытки прервать начавшееся снабжение арабов  будут пресечены силовыми методами. В этот период американские ударные соединения были особенно уязвимы к возможной советской атаке  крылатыми ракетами, потому что Вашингтон сковал их свободу маневра. Они должны были остаться в определенных районах к югу от острова Крит, чтобы быть готовыми  по сигналу из США прервать  потенциальную воздушную переброску советских десантных дивизий в Египет. Однако, эта стратегия имела негативные стороны так как очень упрощала задачу слежения и возможного уничтожения их кораблями 5-й эскадры.

                    Советские подводные силы вооруженные крылатыми ракетами в период 6-16 октября предположительно были развернуты следующим образом. Схема из журнала «Морской сборник» № 3 1999 стр79. Один ПЛАРК пр.675 маневрировал к юго-западу от о. Крит и держал под прицелом АУГ-3, второй ПЛАРК пр.675 была  к югу от о. Крит и была нацелена на АУГ-2, один ПЛАРК пр.670 был южнее о. Крит у африканского побережья в заливе Мерса-матрух и целился в «АУГ-1». Целеуказание они получали от кораблей входивших в КУГ (корабельные ударные группы) и сопровождавших американские соединения, при этом удар с ПЛАРК планировался совместно с ракетными кораблями сопровождения. И как показали проведенные в мае 1972г. в Средиземном море совместные стрельбы РКР «Грозный» и ПЛАРК «К-313»  крылатыми ракетами, ударная группа в составе РКР пр.58 и ПЛАРК пр.670 способна пуском 16 ракет в обычном снаряжении вывести из строя или даже уничтожить авианосец. Слабым звеном тогда оказалась выдача целеуказания подводной лодке при маневрировании авианосца на скоростях более 20 узлов. Но в ситуации октября 1973г. американские авианосцы вынуждены были находиться в определенном районе и двигаться с небольшой скоростью.

 Кроме того, у побережья Сирии патрулировала дизельная ракетная ПЛ пр.651 «Б-318» СФ. Так как старт 4 крылатых ракет «П-6» с лодок проекта 651 производился из надводного положения, для нее предусматривался корабль прикрытия.

                 10 октября, надводные силы 5-й эскадры была  увеличены группой судов ЧФ, состоящей из КР «Адмирал Ушаков» под флагом контр-адмирала Л.Я.Васюкова  и ЭМ «Сознательный» и БПК «Отважный».  В дополнение к нашим силам в Средиземном море на Северном флоте начал готовиться новый отряд кораблей, корабли и подводные лодки получили корректуры боевых распоряжений. Отрядом занимался первый заместитель командующего СФ вице-адмирал Н.И.Ховрин, но спустя некоторое время выход был отменен.

                 На сирийском фронте 8-12 октября обе стороны производили перегруппировку и наращивание сил. 8 октября израильтяне подтянули 14-ю, 17-ю, 19-ю, 20-ю и 79-ю бронетанковые и 1-ю пехотные бригады, а затем перешли в контрнаступление, сильно потеснив сирийскую армию.

Вместе с сирийцами против Израиля сражались 3-я бронетанковая иракская дивизия, 3-я бронетанковая иорданская дивизия, марокканская дивизия. Кроме арабских государств на стороне Сирии сражалось 20-30 северокорейских пилотов и около 500 человек из кубинской бронетанковой бригады. (Futrell R. F. - Ideas, Concepts, Doctrine.: Basic Thinking in the United States Air Force 1961-1984. Vol. 2. - Maxwell Air Force Base, Ala.: Air University, 1989) Однако несмотря на отчаянное сопротивление сирийские войска и союзные части вынуждены были отступить, практически вернувшись на исходные позиции. 10 октября все израильские части на сирийском фронте перешли в наступление, имея перед собой задачу прорвать арабскую оборону в направлении Дамаска. В результате упорных боев инициатива перешла в руки израильтян. К концу дня им удалось продвинуться на 5-6 км, а к середине 12 октября - на 12-20 км. Три израильские дивизии смогли прорвать сирийскую оборону к северу от дороги Кунейтра-Дамаск.

                   11 октября 5-я эскадра в плотную приблизилась к вовлечению в конфликт. В ночь с 11 на 12 октября израильские ракетные катера нанесли новый удар по порту Тартус. В порту Тартус израильские ракетные катера двумя ракетами «Габриэль» поразили советское торговое судно «Илья Мечников»  Азовского морского пароходства, прибывшее в порт 5 октября с четырьмя тысячами тонн грузов, в том числе и оборудованием для Ефратской ГЭС. Третья ПКР «Габриэль», пущенная по находящимся в гавани советским судам, угодила в волнолом порта. О подробностях событий, происшедших в сирийском порту, рассказали члены экипажа турбохода «Илья Мечников» матросы Валерий Филобок, Анатолий Кондратюк, машинист Николай Кирильченко после возвращения домой: «... Анатолий Кондратюк вместе со вторым помощником капитана Аркадием Порханюком заступил на вахту с ноля часов. Они услышали взрывы в городе, затем заметили приближающиеся со стороны моря израильские военные катера. Сразу же разбудили капитана Евгения Вовка. Капитан

поднялся на мостик, и в этот миг все находившиеся здесь увидели след ракеты.

Сперва показалось, что ракета пройдет мимо, но, видимо, ее полет корректировали. Изменив направление, израильская ракета ударила в правый борт судна в районе второго трюма. Образовалась большая пробоина. Тут же по тревоге был поднят весь экипаж, Работали все дружно, слаженно. Но первым взрывом была повреждена система пожаротушения,

Тотчас после объявления тревоги вторая ракета ударила в борт в районе третьего трюма, Людей спасло лишь то, что не было прямого попадания в надстройку.

Первым на помощь подошел стоявший на внешнем рейде теплоход «Руза». С него сразу же были поданы шланги, и экипаж «Рузы» также приступил к тушению пожара. Начали накаляться переборки. Подошел второй теплоход - «Сарата», а вслед за ним на шлюпке члены экипажа теплохода «Краснодар». Тушить было очень трудно, потому что среди четырех тысяч тонн грузов, которые «Илья Мечников» доставил в Сирию, находились шпалы, пропитанные креозотом.

Шлюпки спустить уже было невозможно, мешал очень сильный крен. И когда стало ясно, что спасти судно не удастся, экипаж высадился на спасательных плотиках. Никто из советских моряков не пострадал». В 8.25 после семи часов борьбы за корабль, горящее судно затонуло. На следующий день  «Илью  Мечникова» отбуксировали на мелководье и притопили. Подобный инцидент случился в предыдущий день в сирийском порту Латакия, там израильские катера ракетами поразили японский и греческий транспорты. От  пробоин    греческое  судно  затонуло, а японское «Yamashiro Maru» получило  повреждения.

По поводу потопления израильтянами советского судна было сделано «Заявление ТАСС» где в жесткой форме руководству Израиля заявлялось что СССР не потерпит подобных действий и агрессоры ответят за свои действия.  Москва отказалась принимать израильское извинение. Советский посол в Вашингтоне, Анатолий Добрынин, заявил от имени Кремля протест по поводу нападения, а также выразил неудовольствие фактами недавнего развертывания американских судов в восточном Средиземноморье. Последняя жалоба была вероятна направлена в связи с направлением АУГ во главе с авианосцем «Джон Ф. Кеннеди» (CVA 67) который 13 октября оставил Шотландию, и которая,  как намекнул  Генри Киссинджер израильскому послу  12 октября, вскоре прибудет в Средиземноморье. С авианосцем, прервав участие в учениях, в Северном море были направлены 3 корабля сопровождения ракетный фрегат «Dale» (DLG-19), ракетный эсминец «Richard E. Byrd» (DDG-23), эсминец «Sarsfield» (DD-837) и танкер «Caloosahatchee» (AO-98).

                 11 октября Москва переместила к Сирии три  боевых корабля, а 13 октября разместила ещё несколько  кораблей вдоль сирийского побережья, чтобы охранять транспорты везущие грузы, а  рано утром 13 октября  (23 октября) МТЩ пр.266М «Рулевой» (капитан-лейтенант П.Н.Козицин) и «МТЩ-219» (капитан 3 ранга Е.А.Буслейко) вошли в сирийский порт Латакия. Командир дивизиона капитан 3 ранга К.А.Шовгенов был назначен старшим по охране порта и разгрузке советских транспортов с оружием и техникой, и получил добро на применение оружия. Работа была напряженной, о ходе разгрузки и обстановке командир дивизиона каждый час докладывал Главнокомандующему ВМФ. 14 октября командиры военных кораблей в Средиземноморье получили приказ открывать огонь по мере необходимости по израильским и другим самолетам  воюющих сторон если они  угрожают советским конвоям и транспортам. Все это было сделано по тому, что советские поставки шли в Сирию потоком, и их надо было обезопасить, 14 октября в Латакию прибыл ТР «Химик Зелинский» доставивший 90 ракет (514 тонн), 15 октября туда прибыл ТР «Салават» - 65 ракет, 16 октября в 7.30 прибыл ТР «Советск» - 65 ракет. Наши транспорты сопровождают БПК «Красный Кавказ» и ЭМ «Сознательный».

                    Командир МТЩ «Рулевой», ныне капитан 1 ранга в отставке Петр Козицын вспоминал: «Обстановка в порту Латакия сложилась очень напряженная. Дыхание войны чувствовалось повсюду. Мы непрерывно поддерживали связь с Москвой и с военным советником в Сирии, Героем Советского Союза контр-адмиралом Василием Быковым. В ежедневных докладах сообщали, сколько транспортов пришло в порт, какое количество единиц боевой техники выгружено на берег, есть ли проблемы технического и организационного порядка, как ведет себя израильская авиация. Так как в радиоэфире любое нешифрованное сообщение мгновенно перехватывалось израильской разведкой, мне пришлось вообще отказаться от радиопереговоров между "Рулевым" и судами и перейти на другие способы передачи информации. Я командировал на очередной разгружающийся транспорт старшину 1 статьи Виктора Бескровного. Он держал со мной связь световым фонарем, применяя простейший код". Выполняя свой долг, Виктор Бескровный совершил подвиг, спасший множество жизней моряков. Разгружали транспорт в котором находилось около 120 боевых машин пехоты и около 40 тонн боезапаса. Прибывающие на транспортах танки и бронетранспортеры были под завязку заправлены топливом еще в Союзе. Под руководством наших инструкторов сирийские экипажи садились в боевые машины и, не мешкая, уводили их на передовые позиции. В трюмах из-за испарений бензина любая искра могла привести к взрыву. При выводе очередного бронетранспортера, по-видимому, от искры, возник пожар. Вспыхнувший БТР остановился неподалеку от выгруженного на причал танкового боезапаса. Арабы, не долго думая, разбежались кто куда. Не дрогнул и не испугался лишь советский моряк - старшина 1 статьи Виктор Бескровный. Он находился неподалеку от места возгорания. Увидев выброс пламени из боевой машины, Бескровный схватил огнетушитель и в считанные секунды сбил огонь. Опасность взрыва БТРа и рядом лежащего боезапаса была предотвращена. За героизм старшина 1 статьи Виктор Бескровный был награжден орденом Красного Знамени.           

 

                         10 октября президент Р. Никсон затронул ближневосточную проблему на церемонии вручения национальной медали за технические достижения. После признания президентом заслуг ученых перед государством Р. Никсон сказал следующее: "Если Соединенные Штаты перестанут быть сильными и их сила не будет подтверждена в настоящее время, то мы не будем способны претендовать на роль миротворца на Ближнем Востоке, или же в любой части мира". Сила Соединенных Штатов была подтверждена - 11 октября американское оперативное соединение во главе с авианосцем "Индепенденс" подошло на расстояние 500 миль от побережья Израиля. Данное выступление совпало с началом новой операции по снабжению Израиля вооружением. Как только Советский Союз 10 октября начал массированные поставки оружия арабским странам, администрация США решила использовать американские гражданские самолеты для перевозки военных грузов в Израиль. 13 октября в 15:30 тридцать транспортных самолетов C-130 с грузом направились в Израиль. Всего за операцию "Никель грасс", продолжавшуюся 32 дня (с 13 октября по 12 ноября) в Израиль было доставлено 22.305 тонн грузов. С американских военных аэродромов самолеты направлялись на военную базу Лахес на Азорских островах, там они осуществляли дозаправку или перегружали груз на другие самолеты, которые в свою очередь направлялись в международный аэропорт Лод около Тель-Авива. Снаряжение и оборудование в Израиль также доставлялись и со складов американских войск в Европе и из района Индийского океана. В течение воздушной перевозки, египетский эсминец стрелял в американское торговое судно «LA SALLE» в Баб-эль-Мандебском проливе.

                      Направление АУГ с авианосцем «Джон Ф. Кеннеди» в Средиземноморье был отсрочен, он был направлен в район к западу от Гибралтара, чтобы поддержать воздушный мост. В то же самое время, руководство Пентагона направили вертолетоносец «Иво Джима» (LPH 2) с батальоном морских пехотинцев - около двух тысяч человек в район  Средиземноморья, для противодействия советской десантной группе.

                      Советские субмарины, развернутые к Атлантике направлялись в район Гибралтарского пролива ждать американское подкрепление.

                   С 13 октября израильская армия продолжала наступление на Дамаск, которое было остановлено только 16 октября в связи с полным истощением сил обеих сторон. С 19 октября линия фронта проходила по Дамасской равнине. Столкновения продолжались до 24 октября, когда в соответствии с резолюцией СБ ООН боевые действия были прекращены.

                  Несмотря на сложную ситуацию Черноморский флот нанес ответный дружественный визит в Италию после сорокалетнего перерыва. Во второй половине сентября отряд итальянских военных кораблей побывал в Севастополе и Одессе, а с 15 по 22 октября порты Таранто и Мессина посетил отряд под командованием контр-адмирала Л.Я.Васюкова в составе  КР «Адмирал Ушаков» и БПК  «Отважный». Их пребывание там явилось большим событием для итальянских жителей. 

                  15 октября, Израиль начал полномасштабное наступление на  Синае, остановив перед этим египетское наступление, нацеленное на уменьшение израильского давления на Сирию. Тем временем, советское вовлечение в кризис начало усиливаться, советские субмарины начали контролировать районы около израильских портов.

                 С 16 октября все советские военные корабли в Средиземном море были переведены в состояние полной боевой готовности и находились в готовности к немедленному открытию огня и боевому использованию оружия.

                 Имелось несколько зарегистрированных случаев, в которых советские надводные суда участвовали в ограниченных боевых действиях против израильских сил.

                 16 октября (26 октября) в боевое соприкосновение с израильскими самолетами вступили  овровские корабли МТЩ пр.266М «Рулевой» (капитан-лейтенант П.Н.Козицин) и «МТЩ-219» (капитан 3 ранга Е.А.Буслейко). Пять израильских самолетов - два "Миража" и три "Фантома", отбомбившись по Дамаску, возвращались на базу. Их полет проходил над Латакией. Целеуказание о приближении скоростных воздушных целей пришло на МТЩ "Рулевой" заблаговременно, так что зенитчики корабля были готовы к худшему развитию событий. Так и произошло. Один из "Фантомов" отделился от группы и вышел на боевой курс, идя прямо на советский тральщик. По-видимому, он не до конца освободился от своих бомб и ракет и "приберег" кое-что и для морских целей. В этот момент в порту Латакия разгружались два советских средних десантных корабля. На причалах сосредоточилось несколько десятков единиц военной техники и ящики с боезапасом. Рядом с СДК покачивался на волнах наш тральщик «МТЩ-219». МТЩ «Рулевой» занимал позицию в порту прямо напротив выхода в море. Командир МТЩ «Рулевой», ныне капитан 1 ранга в отставке Петр Козицын вспоминал: «В рубке МТЩ "Рулевой" нервы у офицеров были напряжены до предела. До сих пор помню суровые и сосредоточенные лица своего старпома старшего лейтенанта Юрия Любвина и командира БЧ-2 старшего лейтенанта Валерия Дорофеева. Как быть? Самолет приближался к нам с кормовых курсовых углов с явно агрессивными целями. Промедлишь секунду-другую - получишь бомбу или ракету, и от корабля ничего не останется. Ведь для Израиля мы - "обычная" вражеская цель. Когда "Фантом" на высоте около 700 метров вошел в пике, я понял, что дальше медлить уже нельзя. Судя по докладам, радиолокационная станция МР-104 "Рысь" цель захватила и уверенно вела, кормовая артиллерийская установка АК-230 была готова стрелять. Когда командир радиометристов М3А крикнул: "Данные выработаны", я приказал открыть огонь на поражение». Огонь велся несколько секунд, было выпущено 47 тридцатимиллиметровых снарядов - из магазина в 1.050 патронов. Так как высота полёта истребителя-бомбардировщика была небольшая, наблюдавшие за воздушным боем увидели как от "Фантома" отвалилось крыло, затем хвостовое оперение. Машина сразу же загорелась и в процессе падения развалилась ещё на несколько частей. Через две-три секунды "Фантом" упал за центральным молом, взорвавшись в момент соприкосновения с водой. Лётчики выпрыгнуть не успели. На место падения быстро вышли небольшие сирийские катера, но, кроме расплывающегося по морю керосинового пятна, никаких плавающих останков не обнаружили. Глубины здесь были большими. «Об инциденте я доложил по инстанциям. Через 15 минут по спецсвязи меня вызвал Главнокомандующий Военно-Морским Флотом Адмирал Флота Советского Союза Сергей Горшков. Главком потребовал доложить о расходе боезапаса и сообщить подробности происшедшего боя. Так как все мои команды были записаны на магнитофон, я быстро восстановил картину боя и направил "эти несколько секунд" из жизни корабля в Москву. Мне также сообщили: завтра ждите комиссию из Главного политического управления, то есть от Епишева. Она даст оценку вашим действиям». Для экипажа начались другие испытания, на следующий день прибыла комиссия  из 15 человек, она сделала заявление - за открытие несанкционированного огня командира тральщика снять с должности, остальных офицеров тоже наказать, но не так строго. К счастью положение спас главный военный советник в Сирии Герой Советского Союза контр-адмирал Василий Иванович Быков. Он слетал в Москву на посольском самолете и все уладил. В результате  за проявленное мужество и отвагу по итогам боевой службы были награждены орденом Красного Знамени капитан 3 ранга П.Н.Козицин, орденом Красной Звезды капитан 3 ранга К.А.Шовгенов и замполит корабля лейтенант М.К.Лях, медалью «За боевые заслуги» командир БЧ-5 капитан-лейтенант Л.Н.Сергеев и несколько комендоров.

                     Другой случай произошел в тот же день в акватории Порт-Саида где  в те дни находилось восемь десантных кораблей и эсминец. В один из авианалетов комендор «СДК-137» (капитан-лейтенант Л.Лисицын) старшина 1 статьи П.Гринев своевременно обнаружил израильский "Фантом", заходивший на боевой курс для удара по кораблю, открыл огонь на поражение и сбил его. Подвиг моряка-черноморца отмечен орденом Красной Звезды".  Эти израильские реактивные самолеты, конечно, были обстреляны в порядке самообороны, советские командиры, несомненно, знали о риске быть вовлеченными в конфликт.

                      16 октября крейсер «Мурманск» и ЭМ «Напористый» заменили  отряд в составе РКР  «Грозный», и БПК «Красный Кавказ», «Проворный» и «Скорый» ведшие слежение за американским АУГ с авианосцем «Индепенденс» к  югу от острова Крит. Хотя эффект замены должен был уменьшить непосредственную угрозу  АУГ это произошло больше по  тыловым причинам чем дипломатическим. Неспособные пополнять запасы на ходу «Грозный» и его эскорт был вынужден направиться  в точку 15  к востоку от острова Крит для  заправки  горючим от танкеров эскадры.

                       Поскольку израильские танки пересекли Суэцский канал 17 октября, предварительные планы ограниченного десанта советской военно-морской пехоты планировались на западном береге канала, как это было  в январе 1968, в ответ на израильскую попытку блокировать вход в Суэцский канал. Но в отличие от 1968г. в районе не было подразделений советской морской пехоты. Отряд десантных кораблей (1-БДК и 6-СДК), уже находился в Средиземное море, но на борту у него были грузы, а полк морской пехоты еще только готовился в Севастополе для переброски в Средиземное море. В сложившейся обстановке Главнокомандующий ВМФ приказал сформировать на каждом корабле 1 ранга (КР, БПК) по роте, а на каждом корабле 2 ранга (ЭМ, СКР) по взводу добровольцев. Каждый крейсер и БПК при нахождении на боевой службе имели подготовленные нештатные подразделения для действий в морском десанте на берегу. Подготовку они проходили в бригаде морской пехоты перед выходом на БС. 

                19 октября командующий 6-м флотом адмирал Дэниел Мурфи направил запрос адмиралу Волобуеву заявив, что советские корабли нарушают соглашение о предотвращении инцидентов в открытом море от 1972г.,  нацеливая свое оружие и ракеты в американские морские суда. Штаб 5-й эскадры тоже заявлял - что американские реактивные самолеты и вертолеты выполняли аналогичные действия в нарушение соглашения. Но американцы подсуетились первыми и  советское Министерство иностранных дел получило официальную жалобу  от американского Государственного департамента по этому поводу, и на 5-ю эскадру было послано распоряжение от руководителя ГШ ВМФ, чтобы командиры выполняли условия соглашения. Но это продолжалось непродолжительное время, так как ситуация вновь обострилась.

                К этому времени, поражение арабов было неизбежно. 19 октября и снова на 21 октября Садат обратился к СССР, чтобы принять немедленные меры для установления перемирия. Совет Безопасности ООН разработал резолюцию № 388 предусматривающую конец  всем военным действиям. 22 октября СБ ООН принял резолюцию № 338. С ней согласились Израиль и Египет. Казалось, что конфликт благополучно разрешен и можно переходить к переговорному процессу. Но находящийся на восточном берегу  Суэцкого канала командующий 3-й египетской армией - полностью окруженной израильтянами - игнорируя распоряжения из Каира,  сделал повторную попытку пробиться на свободу. Израиль немедленно воспользовался нарушением соглашения о прекращении огня и начал новое наступление.

              В ночь с 24 на 25 октября Р. Никсону было направлено послание Л. И. Брежнева, в котором предлагалось, чтобы в Египет, для обеспечения выполнения резолюции СБ ООН о прекращении боевых действий, были направлены советские и американские воинские контингенты. В своих мемуарах А. Ф. Добрынин привел текст этого послания: "Мы вносим конкретное предложение - давайте вместе, СССР и США срочно направим в Египет советские и американские воинские контингенты для обеспечения решений Совета Безопасности. Скажу прямо, если бы Вы не сочли возможным действовать с нами в этом вопросе, то мы были бы перед необходимостью срочно рассмотреть вопрос о принятии соответствующих шагов в одностороннем порядке. Допустить произвол со стороны Израиля мы не можем. У нас есть с Вами договоренность, которую мы высоко ценим, - действовать сообща. Давайте реализуем эту договоренность на конкретном примере в сложной ситуации. Это будет хороший пример наших согласованных действий в интересах мира".

                  В сообщение ясно давалось понять, что если Вашингтон отклонит предложение, Советский Союз оставляет за собой право  одностороннего вмешательства. Сообщение особенно обеспокоило  Вашингтон в свете увеличения советской деятельности в Средиземноморье. Количество советских судов там теперь было 88 (однако при этом надо учитывать, что 40% из них составляли вспомогательные суда и суда обеспечения, что обуславливалось отсутствием развитой инфраструктуры военно-морских баз, вследствие чего 5-я эскадра была вынуждена "все свое возить с собой"), 47 боевых надводных  и более чем 20 ПЛ (4 или 5 из них вооружены крылатыми ракетами). В целом, эта сила была способна в первом залпе запустить, по крайней мере, 40 КР. В то время  в состав 6-ого флота входило 48 боевых кораблей. И корабли находились рядом друг с другом. Капитан 2-го ранга Герман Александрович Мелехов служивший тогда на ПЛ пр.641 «Б-57» вспоминал: «В октябре 1973 «Б-57» во время арабо-израильской войны, курсировал от Кипра до Крита. Шла в надводном положении, а в ста метрах - фрегат США. Вдруг приказ: «Исполнить грунт!» То есть срочное погружение - плюхаешься вниз и под него или в сторону. Я крутанулся и нырнул под колонну наших кораблей, а потом ушел в сторону. Так же поступили еще две наши подлодки. Ушли - американские локаторы не могли пробить такое скопление кораблей».

ОГЛАВЛЕНИЕ

Copyright Infantry Club © 2007-2010
Используются технологии uCoz