INFANTRY CLUB - Cold War and Alternative History - Инцидент с южнокорейским Боингом (1983)
INFANTRY CLUB Cold War and Alternative History
Пятница, 24.03.2017, 12:10
Приветствую Вас Гость
| Мой профиль | Регистрация | Вход
Меню сайта

Проекты

Холодная Война

ПРОПАГАНДА

Наши Друзья

М16. Армейский магазин

Зона О.Т.Ч.У.Ж.Д.Е.Н.И.Я.




Поиск

Статистика

Инцидент с южнокорейским Боингом (1983)


Инцидент с корейским Боингом — пограничный инцидент в воздушном пространстве СССР, в результате которого 1 сентября 1983 года советским истребителем Су-15 был сбит Боинг 747 южнокорейской авиакомпании Korean Air Lines (рейс Korean Air 007, KAL007 (KAL-007) или KE007).

Самолёт вторгся в закрытое воздушное пространство СССР, где был сбит истребителем-перехватчиком Су-15 и разбился к юго-западу от острова Сахалин. При крушении никто не выжил. Сбитым самолетом оказался Боинг 747-230B, перевозивший 246 пассажиров и 23 члена экипажа по маршруту Нью-Йорк — Сеул (с дозаправкой в Анкоридже), отклонившийся от курса на 500 километров. Основные версии причин произошедшего — ошибка пилотов и провокация со стороны спецслужб США.

С рейсом 007 связано множество разрозненных необъяснённых фактов, неподтверждённых или субъективных свидетельств, противоречивых заявлений и слухов, которые являются прекрасной почвой для сомнений и альтернативных теорий.

Происшествие вызвало серьёзное обострение и без того непростых отношений между СССР и США.

Исторический контекст

После ввода войск СССР в Афганистан и избрания президентом США Рональда Рейгана наступил новый виток холодной войны. К сентябрю 1983 года военная обстановка на Дальнем Востоке была крайне напряжённой. Весной того года три ударные авианосные группы США проводили многодневные учения недалеко от Камчатки. 4 апреля 6 самолётов А-7 в районе острова Зелёный Малой Курильской гряды вошли в воздушное пространство СССР на глубину от 2 до 30 км над территориальными водами СССР и провели условное бомбометание по территории острова, сделав несколько заходов для атаки по наземным целям.

Детали инцидента

Боинг 747—230B (регистрационный номер HL7442), принадлежавший южнокорейской авиакомпании Korean Air, выполнял регулярный рейс по маршруту Нью-Йорк—Сеул. Самолёт вылетел из Нью-Йорка 31 августа, затем совершил посадку в Анкоридже для дозаправки. 1 сентября в 3:00 по местному времени (13:00 GMT) он взлетел из Анкориджа и взял курс на Сеул. На борту находилось 246 пассажиров и 23 члена экипажа. Маршрут полёта должен был проходить над Тихим океаном восточнее Камчатки, затем над Японией, огибая территорию СССР. Однако почти с самого начала полёта самолёт начал отклоняться от намеченного маршрута к западу. Он нарушил воздушное пространство СССР и пролетел над Камчаткой, затем покинул советское воздушное пространство и, пролетев над Охотским морем, снова нарушил границу над Сахалином. Максимальное отклонение от обычной трассы достигало 500 километров.

На территориях, над которыми пролетел Боинг, находились военные объекты, и полёты иностранных самолётов в этом районе были запрещены. Несколько раз предпринимались безуспешные попытки перехватить самолёт-нарушитель. В 18:26 GMT, по приказу с земли, один из истребителей Су-15 сбил лайнер ракетами. Самолёт упал недалеко от острова Монерон. Все находившиеся на его борту погибли.

Реакция в мире

Действия Советского Союза вызвали волну возмущения и протеста на западе. Американский президент Рональд Рейган назвал происшествие «преступлением против человечества, которое никогда не должно быть забыто», «актом варварства и нечеловеческой жестокости» и назвал СССР «империей зла».

Впоследствии федеральная авиационная администрация США (FAA, Federal Aviation Administration) запретила полёты Аэрофлота в Америку. Запрет оставался в силе до апреля 1986 года.

Президент Рейган также заявил, что после завершения разработки система навигации GPS будет свободно доступна для гражданских целей, таких как воздушная навигация.

Данное происшествие было экранизировано[источник?] и неоднократно приводилось западными политиками как пример «бесчеловечной» военной доктрины СССР. Такая практика прекратилась 3 июля 1988 года, когда американский крейсер «Vincennes» сбил над Персидским заливом пассажирский самолёт авиакомпании «Иран Эйр» с 290 пассажирами на борту.

Позиция советского руководства

В первоначальном сообщении ТАСС, опубликованном 3 сентября, говорилось лишь о нарушении границы и о том, что, покинув воздушное пространство СССР, нарушитель «исчез с экранов радаров». Позднее советское руководство признало, что самолёт был сбит.

Официальная позиция, представленная маршалом Н. В. Огарковым на пресс-конференции 9 сентября, заключалась в том, что нарушение границы было умышленным и представляло собой спланированную разведывательную акцию, целью которой являлось изучение советской системы ПВО в этом районе. В качестве доказательств были представлены данные радиолокационных наблюдений, которые показывали, что KAL007 сблизился с разведывательным самолётом RC-135 настолько, что метки на экранах радаров слились. После этого Боинг направился вглубь территории СССР, а RC-135 — по маршруту, близкому к международной воздушной трассе. Утверждалось, что нарушитель был принят за RC-135.

На пресс-конференции говорилось также, что самолёт-нарушитель летел с погашенными навигационными огнями, не реагировал на требования ПВО и уклонялся от попыток перехвата, меняя курс и скорость. Позднее расшифровка записей бортовых самописцев Боинга показала, что он всё время летел с постоянным магнитным курсом 245°, вероятно, под управлением автопилота. Было также признано, что все попытки связаться с пилотами делались на частотах, используемых военными, а не гражданскими самолётами. Данные радиоперехвата, представленные американскими военными, показали, что навигационные огни были включены, позже это подтвердил и пилот советского истребителя.

«За столом из уст Андропова мы узнали, что накануне наши летчики сбили южнокорейский самолёт. „Предполагалось, что воздушное пространство нарушил самолёт-разведчик, а оказалось, это был гражданский самолёт. Имеются человеческие жертвы, — пояснил он. И добавил: — Людей, конечно, жалко, но наша служба ПВО действовала правильно“»

Поисковая кампания

После того, как стало известно, что самолёт был сбит, и было определено примерное место, где это произошло, были организованы поиски обломков. В них принимали участие советские, американские и японские суда. Из-за крайне обострившихся отношений между странами поиски не были скоординированными. Каждая сторона рассчитывала найти подтверждение своей версии событий, поэтому не только не было обмена информацией, но и предпринимались меры для дезинформации другой стороны.

В результате поисковой операции обломки самолёта были найдены советскими водолазами, были подняты все приборы, включая бортовые самописцы («чёрные ящики»), однако это оставалось тайной до 90-х годов.

По свидетельствам водолазов, участвовавших в обследовании обломков, предполагаемых останков 269 пассажиров и членов экипажа в них обнаружено не было. Были замечены лишь несколько фрагментов тел или предметов, их напоминающих. Эти фрагменты не поднимались на поверхность и никаких экспертиз с ними не проводилось. Было высказано несколько предположений, объясняющих исчезновение тел погибших, но ни одна из этих теорий не смогла убедить всех.

По тем же свидетельствам, среди обломков не было найдено багажа пассажиров. Было найдено множество вещей, выглядевших заведомо негодными и испорченными, лежащих в непонятном порядке, и т. п.:

— …У меня совершенно чёткое впечатление: самолёт был начинен мусором, и людей скорее всего не было там. Почему? Ну, вот если разбивается самолёт, даже — маленький. Как правило, должны оставаться чемоданы, сумочки, хотя бы ручки от чемоданов… А там было такое, что, я считаю, не должны везти в самолете нормальные люди. Ну, скажем, рулон амальгамы — как с помойки… Одежда вся, как со свалки — из неё вырваны куски. Или как будто простреленная — пробита во многих местах. Я лично никаких останков не встречал.

— Мы же месяц почти работали! И — практически ничего. Мало было и носильных вещей — курток там, плащей, туфель — очень мало. А то, что находили, — какое-то рваньё! Вот нашли, скажем, россыпь пудрениц. Они остались целыми, открывались. Но, что странно, у всех — разбитые внутри зеркальца. Пластмассовые корпуса абсолютно целые, а зеркальца — все разбитые. Или зонты: все в чехлах, в целых чехлах — даже не надорванных. А сами — измятые, нерабочие… Ножи, вилки покорёженные. Это какой же силы удар должен был быть?!

Подобные свидетельства оставляют некоторые сомнения в идентификации «Боинга» как пассажирского рейса, используемые отдельными исследователями. Вместе с тем, данные свидетельства ненадёжны и субъективны, а о проведении в этом отношении каких-либо объективных экспертиз или наличии вещественных доказательств сведений не имеется.

Международные расследования

Международная организация гражданской авиации (ИКАО) провела два расследования: одно непосредственно после катастрофы и другое спустя восемь лет — после того, как по указанию Президента Б. Н. Ельцина в начале 1993 года в ИКАО были переданы копии всех записей «чёрных ящиков» и копии всех переговоров между командными пунктами на Дальнем Востоке в ночь с 31 августа на 1 сентября. Обе комиссии пришли к выводу, что наиболее вероятной причиной отклонения от маршрута полёта было то, что пилоты KAL007 неправильно настроили автопилот и затем не выполняли надлежащих проверок для уточнения текущих координат. То есть нарушение воздушного пространства СССР было неумышленным, и в действительности корейский авиалайнер не участвовал в разведывательной операции. Этот вывод предполагает полную некомпетентность или вопиющую халатность корейского экипажа и ставится под сомнение некоторыми специалистами.

7 ноября 1988 года окружной суд округа Колумбия в США отказался ограничить верхний предел размера компенсаций, затребованных родственниками американских пассажиров у авиакомпании Korean Air. Суд нашёл, что положения Варшавской конвенции, ограничивающие этот предел, не могут быть применены, так как в действиях пилотов содержатся признаки сознательного пренебрежения своими обязанностями ("willful misconduct"). Суд указал, в частности, на то, что после инцидента с южнокорейским Боингом 1978 года пилоты компании должны были быть знакомы с методами действий советских перехватчиков.

Последствия

Геннадий Николаевич Осипович, пилотировавший истребитель-перехватчик Су-15, в настоящее время на пенсии.

Решение Советского расследования было однозначно — халатность пилотов корейского экипажа, не ответивших на запросы служб СССР. Сам Геннадий Осипович неоднократно заявлял, что лишь выполнял приказ, но никогда не считал, что сбитый им корейский Боинг — обычный пассажирский самолёт.


вернуться к Конфликты Холодной войны
Copyright Infantry Club © 2007-2010
Используются технологии uCoz