INFANTRY CLUB Cold War and Alternative History
Среда, 22.11.2017, 17:03
Приветствую Вас Гость
| Мой профиль | Регистрация | Вход
Меню сайта

Проекты

Холодная Война

ПРОПАГАНДА

Наши Друзья

М16. Армейский магазин

Зона О.Т.Ч.У.Ж.Д.Е.Н.И.Я.




Поиск

Статистика

Изменение подходов китайской внешней политики. Начало процесса нормализации.

После смерти Мао прагматическое крыло китайских коммунистов во главе с Дэн Сяопином по новому подошли к решению внутриэкономических проблем и значительно скорректировали свою внешнюю политику. В рамках курса "четырех модернизаций", принятого на 3-м пленуме Х1 съезде КПК, внешней политике отводилась вспомогательная роль, а именно – обеспечение безопасности и стабильности необходимых для реализации внутриэкономических задач и, частично, как средству расширения внешнеэкономических и научно-технических связей.
Что касается СССР, то решения 3-го пленума ХI съезда не привели к улучшению двусторонних отношений. Напротив, конец 70-х оставался по-прежнему периодом возрастающей напряженности в отношениях с СССР.

В начале 1979г. советско-китайские отношения осложнились вьетнамским фактором, когда Китай, решив "наказать" СРВ за Кампучию, в феврале 1979г. начал военные действия против Вьетнама. 3 апреля китайский МИД заявил, что не собирается продлять "Договор о дружбе, союзе и взаимопомощи" от 1950 г.

СССР был назван "врагом №1" и даже появилась доктрина "единого международного фронта борьбы против советского гегемонизма". Концепция единого фронта предполагала, что "США, Китай, Япония, Западная Европа и другие страны должны объединиться, чтобы дать отпор советскому гегемонизму".

В этих условиях СССР и КНР вновь условились сесть за стол переговоров, на этот раз по проблеме урегулирования межгосударственных отношений. В ходе этих переговоров советско-китайские противоречия предстали уже не в виде идеологических расхождений, а оформились как претензии к внешнеполитическому курсу Советского Союза, получившие название "трех препятствий".
Суть этих претензий состояла в том, чтобы СССР потребовал от Вьетнама вывода войск из Кампучии, убрал из Монголии свои вооруженные силы и сократил советские войска на границе с Китаем до уровня 1964 г. Закономерно, что советская сторона эти требования отклонила.
Эти переговоры не были продолжены из-за очередного обострения советско-китайских отношений в связи с вводом советских войск в Афганистан. На тот момент в КНР всерьез рассматривали теорию о том, что СССР стремится окружить Китай.

Тем не менее, после очередного ухудшения двусторонних отношений наблюдалось своего рода затишье. В этот период дальневосточный отдел МИДа СССР предпринимает попытки развивать отношения с КНР по неформальным каналам. Это направление деятельности МИД получило название "политики малых шагов". С данной целью с неофициальным визитом в 1980 г. в Китай, по согласованию с руководством страны, отправляется заведующий отделом ДВО МИД Капица. Он проводит беседы с представителями МИД КНР. Поездки подобного рода были повторены им в 1981-1982 гг. Целями таких визитов были, во-первых, зондирование ситуации и настроения китайской стороны, во-вторых, установление неофициального канала информации для обсуждения инициатив развития двусторонних отношений. Эту тактику взяли на вооружение и сотрудники китайского МИД. Параллельно с этим, велась работа по развитию отношений с персоналом посольства КНР.
Одновременно ДВО МИДа был подготовлен и передан китайской стороне проект предложений об укреплении мер доверия в районе границы и, в частности, по вопросу о взаимных уведомлении о военных учениях в районе границы. Данное предложение было изложено китайской стороне 7 марта 1981 г. К сентябрю 1981 г. СССР предложил возобновить переговоры по пограничным вопросам. Китайская сторона не отказалась от данного предложения, но заявила, что к переговорам следует тщательно подготовиться. Сроки Китаем определены не были, но советский МИД заявил, что ожидает реакции китайской стороны по мере ее готовности. Наряду с пограничными переговорами советское руководство намеревалось продолжить и диалог о нормализации, однако, китайский МИД жестко увязывал политическое урегулирование с устранением "трех препятствий".

Несмотря на натянутость отношений СССР и Китая, в начале 80-х гг. стало все сильнее проявляться стремление сторон урегулировать отношения.
Шаги в сторону нормализации предпринимались на уровне высшего политического руководства обеих стран. После того как в Китае состоялся VI пленум ЦК КПК, давший весьма взвешенную оценку "культурной революции" и "маоцзедунидей", ХХVI съезд КПСС в 1981 г. дал сдержано положительный отклик на это событие. Впервые за период конфронтации было выражено согласие с китайскими оценками внутриполитичиской ситуации в КНР. В докладе Брежнева Л.И. говорилось: "Сами нынешние руководители Китая называют порядки в своей стране периода так называемой культурной революции "жесточайшей феодально-фашистской диктатурой". Нам нечего добавить к этой оценке". Естественно, что критика китайской внешней политики сохранялась. В частности, отмечалось, что "… о каких-либо переменах к лучшему во внешней политике Пекина, к сожалению, пока говорить не приходится. Она, по-прежнему, нацелена на обострение международной обстановки, смыкается с политикой империализма". Однако тональность высказываний в адрес КНР стала значительно мягче, чем на ХХIV и на XXV съездах. Подчеркивалось, желание "строить связи с ней (КНР) на добрососедской основе", а также что "остаются в силе … предложения, направленные на нормализацию".

Важным сигналом для КНР стало ташкентское выступление Брежнева Л.И. 24 марта 1982 г., где он заявил следующее: "Мы никогда не считали состояние враждебности и отчуждения между нашими странами нормальным явлением. Мы готовы договариваться без всяких предварительных условий о приемлемых для обеих сторон мерах по улучшению советско-китайских отношений на основе взаимного уважения интересов друг друга, невмешательства в дела друг друга и обоюдной пользы и, разумеется, не в ущерб третьим странам". Подчеркивалось, что СССР не имеет территориальных претензий к Китаю и готов возобновить пограничные переговоры в любое время, а также обсудить вопрос о мерах взаимного доверия в районе советско-китайской границы. Здесь же отмечалась советская позиция по тайваньскому вопросу, как по исконной территории Китая и о том, что СССР не поддерживает концепцию "двух Китаев". В том, что касается политической сферы, отмечалось, что Советский Союз никогда не вмешивался во внутренние дела КНР и не отрицал наличие социалистического строя в КНР. Естественно, что в данном выступлении имела место и критика, которая, в основном, касалась внешней политики КНР.

Реакция официального Пекина на эти заявления была сдержанной и, по сути, сводилась к тому, что если Советский Союз хочет серьезного улучшения отношений с КНР, то должен добиваться этого делами, а не словами. Как отмечал бывший сотрудник МИД Верещагин Б.Н., в некоторых китайских СМИ говорилось о пропагандистском характере Ташкентского выступления. Под "делами" китайское руководство подразумевало решение вопроса "трех препятствий". Однако в предложении СССР развивать отношения не в ущерб третьим странам отсекалась такая постановка вопроса.
На ХII съезде КПК оценки в отношении Советского Союза были сильно смягчены. Естественно, что критика по направлению внешней политики сохранялась, однако, не подвергается нападкам руководство КПСС, перестали использоваться обличительные формулировки – ревизионизм и социал-империализм.

Смягчение позиций китайского руководства в отношении СССР не может рассматриваться как исключение. Стремление сбалансировать свою внешнюю политику, избавить ее от явных перекосов укладывалось в рамки установок ХI съезда. Еще до ХII съезда КНР стремилась ликвидировать непопулярные в "третьем мире" направления своей внешней политики, такие как поддержка антиправительственных повстанческих группировок в Анголе, а также курс на Ближнем Востоке и в отношении Кубы. Нигилизм в отношениях с СССР мог также рассматриваться как пережиток периода "культурной революции".

Ко второй половине 1982 г. стало очевидно, что СССР и КНР имели намерение нормализовать свои отношения, несмотря, на не урегулированный пограничный вопрос и проблему устранения "трех препятствий". После ХII съезда отношения Советского Союза и Китая стали развиваться поступательно. Брежнев Л.И. во время выступления в Баку отмечал постепенное оздоровление отношений с КНР и называл это "хорошим вкладом в укрепление основ мира и стабильности в Азии, да и во всем мире". Участились дипломатические контакты на различных уровнях. Стали расширяться экономические и культурные связи. Наблюдалось общее потепление в советско-китайских отношениях.

В новой ситуации было решено продолжить политические консультации между СССР и КНР. Они начались с октября 1982 г. На переговорах предварительным условием нормализации было требование китайской стороны устранить "три препятствия". Эти переговоры не принесли практических результатов, однако, существенной их особенностью было в том, что они проходили в период, когда климат советско-китайских отношений значительно потеплел. Из двусторонних отношений исчезла напряженность. Это просматривается и в материалах центральных печатных изданий, и в заявлениях руководства обеих держав.

Советской стороной был поставлен вопрос о создании договорно-правовой базы под двусторонними отношениями. Согласно китайскому подходу путь к нормализации лежал через устранение "трех препятствий". Необходимо отметить, что китайская позиция в отношении проблемы "трех препятствий" претерпела большие изменения в 80-е гг. Если вначале китайцы настаивали на том, что без решения этой проблемы не может идти и речи о значительном развитии двусторонних отношений, то впоследствии они согласились на углубление межгосударственных связей параллельно решению этого вопроса. Так с 1985 г. в ходе переговоров китайская сторона склоняется к параллельному проведению процесса нормализации и устранения "трех препятствий".
Немаловажен и тот факт, что советское высшее руководство сохранило преемственность в своей внешнеполитической линии в отношении КНР. После смерти Брежнева Л.И, в ноябре 1982 г. новый генеральный секретарь ЦК КПСС Андропов Ю.В. на ноябрьском пленуме отметил, что СССР желает развития и улучшения отношений со всеми социалистическими странами, в том числе, "великим соседом – Китайской Народной Республикой".

Можно констатировать, что в 80-х годах по мере перехода Китая к прагматическим принципам ведения внешней политики и ее деидеологизации в обеих странах, нормализация отношений стала более реальной целью.

Фактически, еще не объявляя о том, что нормализация состоялась, стороны столкнулись с ее многочисленными проявлениями в сфере экономики, науки, культуры.
Параллельно переговорному процессу шло весьма оживленное развитие двусторонних отношений в экономической сфере. По сравнению с 1981г. советско-китайский товарооборот к 1985 г. вырос более чем 9 раз и составил 1604.9 млн. руб., а к 1989 г. вырос до 2412 млн. руб. Советские предприятия и организации принимали участие в выставках на территории КНР и получали заказы на реконструкцию и модернизацию промышленных объектов построенных при содействии СССР еще в 50-е годы.

Процесс нормализации затронул и приграничные территории СССР и КНР. В 1983 г. возобновилась приграничная торговля между провинциями КНР Хэйлунцзян, Автономным Районом Внутренняя Монголия (АРВМ) с одной стороны и Хабаровским и Приморским краями, а также Амурской и Читинской областями с другой. Позднее к режиму приграничной торговли присоединились и другие области СССР и провинции КНР. Также, в 1986 г. приграничная торговля возобновилась между среднеазиатскими республиками СССР и некоторыми субъектами РСФСР и СУАР КНР. Приграничные торгово-экономические связи развивались весьма существенными темпами. С 1983 г. по 1985 г. товарооборот в приграничной торговле вырос с 6,5 до 24,2 млн. руб. соответственно. В 1987 г. объем пограничной торговли превысил 50 млн. руб., а в 1988 г. ожидался его рост до 100 млн. руб. Приграничная торговля способствовала не только росту валютных поступлений, но, также, удовлетворению спроса в продуктах питания и дефицитных товарах народного потребления и позволяла сократить дорогостоящий завоз из европейской части страны. Развитие двусторонних торгово-экономических связей стало значительным проявлением нормализации отношений.

Процесс нормализации проявлялся в углублении двусторонних контактов в области науки и техники, культуры, образования и спорта. Были восстановлены связи между профсоюзными организациями, возобновился обмен студентами.

К середине 80-х гг. в Пекине отношение к СССР стало намного лояльнее, чем несколькими годами ранее. Так, в газете "China Daily" отмечалось, что "Советский союз проводит линию на улучшение отношений с Китаем, а это отвечает общим чаяниям и интересам китайского и советского народов, весьма важно для обеспечения мира и безопасности в Азиатско-Тихоокеанском Регионе". СССР в официальной печати (Жэньминь Жибао) вновь стали именовать "великой социалистической страной".

Непосредственно к работе над вопросом о линии границы стороны смогли перейти, когда стало очевидным, что внешнеполитический курс обоих государств не претерпит существенных изменений, а нормализация советско-китайских отношений является лишь вопросом времени. В связи с новыми приоритетами советской внешней политики проблема "трех препятствий" постепенно теряла актуальность.

Во Владивостоке 28 июля 1986 г. Горбачев М.С. произнес речь, где говорил о возможности обсуждения конкретных мер по соразмерному снижению уровня сухопутных сил на Дальнем Востоке. Были сделаны и другие важные заявления, которые напрямую затрагивали вопрос о "трех препятствиях". Так, было объявлено о намерении вывести значительную часть войск из МНР и Афганистана, и заинтересованности СССР в нормализации отношений между СРВ и КНР. Важным заявлением стала фраза Горбачева М.С. о том, что граница между СССР и Китаем в ее восточной части могла бы проходить по главному фарватеру Амура. Уже на следующий (1987) год было запланировано возобновить пограничные переговоры. Произошло и существенное сокращение войск вдоль границ с Китаем. Вместе с устранением напряженности отпадала необходимость содержать воинский контингент в Монголии. В 1987 г. СССР вывел из МНР одну мотострелковую дивизию и несколько отдельных частей. Позже Монголию покинуло до 75% советской воинской группировки, в том числе, 3 дивизии в полном составе, 2 танковые и авиационная группировка, а также ряд отдельных частей численностью до 50 тыс. человек. В 1989 г. состоялось советско-монгольское соглашение о выводе советских войск с территории МНР, а в 1991 году советские войска полностью покинули Монголию.
Существенные сдвиги имели место в вопросе о численности советских войск за Уралом. В декабре 1988 г. СССР принял решение об одностороннем сокращении своих вооруженных сил на 0,5 млн. человек, среди которых было 200 тыс. военнослужащих из азиатской части страны. Таким образом, вооруженные силы на Дальнем Востоке сокращались на 12 дивизий, были расформированы 11 авиаполков, из состава Тихоокеанского флота выводилось 16 боевых кораблей, 9 крупных надводных и 7 подводных лодок. Оставшимся вдоль границы войскам придавался выраженный оборонительный профиль. Нужно сказать, что китайские вооруженные силы в 80-е годы были сокращены на 1 млн. человек. В 1990 г. стороны заключили межправительственное Соглашение о руководящих принципах взаимного сокращения вооруженных сил и укрепления доверия в военной области в районе советско-китайской границы.

Начавшиеся в 1987 г. переговоры о линии советско-китайской границы существенно отличались от тех, что проводились в 1964 г. или в период с 1969-1978 гг. Помимо того, что стороны с самого начала не ударялись в бесплодную полемику, на этих переговорах практически отсутствовал классово-идеологический аспект. Очевидно, что сам факт возобновления пограничных переговоров и их относительно успешный ход состоялись благодаря потеплению в двусторонних отношениях и росту взаимного доверия. В свою очередь, улучшение двусторонних отношений оказалось возможным в связи с переменами во внешнеполитическом курсе КНР. Такое явление как "новое мышление", принятое советским руководством, при всей неоднозначности его роли в истории СССР, также объективно способствовало урегулированию отношений с Китаем. Уже в ходе визита Горбачева в Китай в мае 1989 г., который ознаменовал нормализацию, сами принципы решения пограничного вопроса были в основном согласованы.

Что касается вопроса о территориальных претензиях КНР к СССР, так называемого "большого реестра", о котором говорил еще Мао в 1964 г., Дэн Сяопин подвел под этим вопросом черту. В беседе с Горбачевым М.С. он не обошел острые вопросы территориальных претензий Китая к Царской России и Советскому Союзу. Он повторил, что считает, что в период слабости Китая Царская Россия отторгла от Китая территорию в 1,5 млн. кв. км. и подчеркнул неравноправный характер договоров, по которым эти земли отошли к России. В тоже время, высказав свои мысли, он сформулировал тезис "закрыть прошлое – открыть будущее" и сказал "Пусть ветер сдует то, что было, давайте смотреть вперед". В дальнейшем, даже задолго до окончательного решения пограничного вопроса в 2004 г., советская/российская и китайская стороны не раз подчеркивали отсутствие каких бы то ни было территориальных претензий друг к другу.

Состоявшийся в мае 1989 г. визит генерального секретаря ЦК КПСС Горбачева М.С. в Пекин завершил процесс нормализации двусторонних отношений. Очевидно, что возобновившийся с 1987 г. процесс пограничного урегулирования имел тесную взаимосвязь с процессом нормализации. Немало говорит уже тот факт, что он начался на следующий год после речи Горбачева М.С. во Владивостоке, где тот сделал важное заявление по сдвигам в вопросе "трех препятствий" и принципу пограничного размежевания на Дальнем Востоке.

Начало переговорного процесса по пограничным вопросам и его ход без каких-либо предварительных условий, на основе принципов международного права и заключенных ранее договоров, вряд ли, было возможным в условиях предшествующей конфронтации и порожденного ей недоверия. К тому же пограничные проблемы не стоит сводить лишь к уточнению линии прохождения границы. Тут следует рассмотреть вопрос о количестве войск, дислоцированных вдоль границы, режиме границы, отношениям региональных властей в районе границы. Напомним, что в ходе процесса нормализации количество советских войск на Дальнем Востоке ощутимо сократилось. Более того, в первой половине 1990 г. СССР и КНР подписывают межправительственное соглашение о руководящих принципах сокращения вооруженных сил и укрепления доверия в военной области в районе советско-китайской границы. Результатом нормализации обстановки на границе стало то, что в конце 80-х, начале 90-х гг. пассажиро-поток в обе стороны границы исчислялся сотнями тысяч туристов и предпринимателей. Развивалась приграничная торговля и другие формы межрегионального взаимодействия.


вернуться к Конфликты Холодной войны

Copyright Infantry Club © 2007-2010
Используются технологии uCoz