INFANTRY CLUB Cold War and Alternative History
Понедельник, 11.12.2017, 11:34
Приветствую Вас Гость
| Мой профиль | Регистрация | Вход
Меню сайта

Проекты

Холодная Война

ПРОПАГАНДА

Наши Друзья

М16. Армейский магазин

Зона О.Т.Ч.У.Ж.Д.Е.Н.И.Я.




Поиск

Статистика

Вооружённый конфликт в Боснии и Герцеговине

Фаза вооружённого противостояния, вызванная стремительным распадом Югославии, охватила помимо Словении и Хорватии также Боснию и Герцеговину. Причём здесь конфликт принял наиболее ожесточённый характер.
К началу 90-х годов население Боснии и Герцеговины составляло более 4-х млн.человек. Из них 44% составляли мусульмане славянского происхождения (в основном, этнические сербы), 32% - сербы, 17% - хорваты. Помимо этих трёх народов, БиГ была также населена представителями других национальностей – турками, албанцами, венграми, словаками, русскими и др. Мусульмане славянского происхождения являлись потомками сербов и хорватов, которые, ещё в средние века, во времена турецкого ига, не выдерживая притеснений турецких властей, принимали ислам. Принявших мусульманство турки-османы освобождали от податей, предоставляли им различные льготы. Кроме того, Порта использовала отряды славян-мусульман как ударную силу во время подавления многочисленных восстаний христианского населения порабощённых земель. По различным свидетельствам, славяне мусульманского вероисповедания с особым усердием выполняли задачи по подавлению очагов сопротивления турецкой администрации. Разительно отличалась жизнь серба или хорвата, отказавшегося принять ислам, от жизни мусульманина. В дом христианина в любой момент мог зайти турецкий солдат и забрать всё, что угодно, сотворить с семьёй и имуществом отказавшегося от принятия новой веры, любое злодеяние, которое оставалось безнаказанным. После русско-турецкой войны 1977-78 гг. Босния и Герцеговина была оккупирована австрийскими войсками, а затем и аннексирована Австро-Венгрией. После поражения Центральных держав в первой мировой войне, БиГ была включена в состав Королевства СХС. Начиная с 1918 года, уже происходят притеснения мусульман королевскими властями. В 1941 году, после стремительного захвата Югославии немецкими войсками, БиГ вошла в состав марионеточного НГХ. Сербское население Боснии и Герцеговины подверглось террору, проводимому усташами. Мусульмане же были объявлены режимом Павелича «дружественным» народом. Но и они подвергались гонениям со стороны четников. Немало мусульман служило в специальных частях СС, а в эсэсовской дивизии «Ханджар» их служило несколько тысяч. Стоит отметить, что большое количество мусульман вступало также в ряды партизан-коммунистов. После окончания второй мировой войны Босния и Герцеговина вошла в состав Социалистической Югославии на правах республики. Именно во времена Тито термин «мусульманин» стал употребляться как название национальности. Например, в паспорте, в графе «национальность» у многих жителей БиГ было записано мусульманин, а в графе «вероисповедание» - атеист. Таким образом, мусульманами стали называть представителей отдельной нации в составе Югославии, потомков принявших ислам славян, а не только лиц, исповедовавших мусульманскую религию. Также значительная часть граждан СФРЮ, проживавших в Боснии, в графе паспорта, указывавшего национальность предъявителя, писали «югослав» Это касалось в основном смешанных браков.
Босния и Герцеговина имеет сложнейшую этническую карту. Из примерно ста её общин, только десять являются мононациональными. В восьми общинах преобладает от 80 до 90% населения одной национальности. Мусульмане преобладают в 49 общинах, сербы – в 37, хорваты – в 20. Но во многих районах имелись отдельные анклавы с населением иной этнической общности. Таким образом, расселение этнических групп имеет более запутанную систему, нежели в Словении и Хорватии.
Республика Босния и Герцеговина расположена в центральной части бывшей СФРЮ. Через неё проходят все транзитные пути, которые связывают Сербию с Хорватией и Словенией. На территории республики находятся значительные сырьевые ресурсы, обеспечивавшие бывшую Югославию запасами железных руд, бурым углём, бокситами, асбестом, свинцово-цинковыми рудами. На территории БиГ протекает более тысячи малых и больших рек, что обеспечивает республику огромным гидроэнергетическим потенциалом. Значительны также запасы древесины, которые составляли большую часть общеюгославских лесных ресурсов. Очень большое значение БиГ имела в военно-стратегическом значении. На её территории находилось огромное количество резервных командных пунктов, а также войсковых баз – танковых, авиационных и ракетных. Также на территории республики было расположено большинство югославских военных заводов по ремонту ракетных установок, танкового, артиллерийского, авиационного оборудования, военного снаряжения.

После падения коммунистического режима, в республике началось размежевание по национальному принципу. Различные референдумы, принятие документов, в частности о независимости, проводились внутри каждой из общин. Одни исследователи считают причинами начала войны в БиГ невозможность представителей трёх этнических групп договориться мирным путём о будущем устройстве республики. Некоторые полагают, что вооружённый конфликт в Боснии явился продолжением борьбы Сербии и Хорватии, в которой они преследовали свои интересы. По их мнению, Сербия, которая не могла смириться с суверенитетом уходящей республики, стала поддерживать провозглашённую среди сербского населения Республику Сербскую. Хорватия так же поддерживала хорватскую общину на территории БиГ, которая, как и РС желала выйти из состава республики. В отличие от сербов и хорватов, мусульманские власти стремились сохранить единые границы Боснии и Герцеговины.

Для Сербии контроль над БиГ с её многочисленными военными базами, аэродромами и транспортными развязками имел важное военно-стратегическое значение. Так, по некоторым сведениям, ЮНА в 1991-92 годах осуществляла переброску войск из Сербии и Черногории в Хорватию в частности через территорию БиГ. А с аэродрома в Баня-Луке поднимались самолёты ЮНА для бомбёжки хорватских объектов.

14 октября 1991 года Скупщина БиГ приняла меморандум о независимости и платформу о положении Боснии и Герцеговины о будущем устройстве Югославского содружества. В меморандуме отмечалось, что БиГ не согласится ни на какое решение о будущем устройстве Югославского содружества, если там одновременно не будет Сербии и Хорватии. Указывалось, что БиГ должна остаться нейтральной в отношении событий в Хорватии, что её граждане не выступят ни на одной из сторон, а территория республики не будет использована какой-либо внешней силой для своих целей. Территориально республика объявлялась единой и неделимой. БиГ была объявлена суверенным демократическим государством мусульман, сербов, хорватов и других народностей Боснии и Герцеговины. Однако меморандум о независимости и платформа о положении БиГ были приняты после объявления повестки дня Скупщины БиГ исчерпанной и ухода из зала заседаний депутатов-сербов. Это, разумеется, дало повод сербам не согласиться с решениями Скупщины.

В ноябре 1991 года в сербских общинах был проведён плебисцит, на котором сербы высказались за то, чтобы остаться в составе Югославии. А уже в декабре руководство БиГ обратилось в Совет министров ЕС о признании этой республики странами Европейского сообщества. На следующий день Скупщина сербского народа в БиГ проголосовала за создание Сербской Республики Боснии и Герцеговины, в случае, если мусульмане и хорваты проголосуют за выход БиГ из состава СФРЮ. В свою очередь, руководство БиГ признало результаты сербского плебисцита незаконными, а 9 января 1992 года Скупщина сербского народа БиГ признала независимость Республики Сербской Боснии и Герцеговины. Были сформированы органы власти – Скупщина, Президиум, правительство. Руководители РС мотивировали такое решение правом сербского народа на самоопределение. По их мнению, в независимой БиГ сербы становились бы национальным меньшинством на фоне мусульман и хорватов. Также сербы считали, что, поскольку БиГ невозможно сохранить в составе Югославии, значит, республика должна быть реорганизована в конфедеративную или федеративную ассоциацию трёх национальных республик. 28 февраля 1992 года Скупщина РС приняла конституцию, в которой было указано, что в состав республики включаются территории автономных областей, общин, других сербских районов. Республика Сербская, согласно этой конституции, провозглашалась частью союзной Югославии, ещё старого образца, т.к. СРЮ ещё не была образована. Столицей РС был объявлен город Сараево, который являлся одновременно и столицей БиГ. Разумеется, руководство республики Боснии и Герцеговины во главе с А.Изитбеговичем признали данный акт незаконным. С другой стороны, необходимо отметить и роль ЕС, которое рекомендовало провести референдум по суверенитету РС среди всех представителей БиГ, всех её граждан, а не только сербов. Таким образом, обстановка накалялась до предела. Конфликт был неминуем. Стороны не желали считаться с интересами друг друга, принимая законы, постановления в одностороннем порядке. С учётом того, что границы этнических территорий были размыты, решение по разграничению проживания народов в том или ином вновь образованном государственном образовании принять было сложно, велико было искушение у многих представителей всех без исключения сторон решить территориальную проблему военным путём.

Думается, что решающим фактором, способствовавшим разжиганию межнациональной розни на территории БиГ стала Декларация США-ЕС от 10 марта 1992 года о положительном рассмотрении вопроса о признании независимости республики БиГ. Многие исследователи считают одной из основных причин начала боевых действий именно поспешность США и ЕС в этом вопросе. Интересно, что в середине марта 1992 года в Сараево состоялась встреча представителей трёх ведущих политических партий БиГ - сербской, мусульманской и хорватской. Многие склонны полагать, в связи с этим, что конфликт вполне можно было решить мирным путём. С другой стороны, не следует забывать и о роли Сербии и Хорватии, которые решали свои геополитические задачи при помощи оказывания влияния на представителей своих народов, проживавших на территории БиГ. Большинство решений в начальный период кризиса в БиГ политическое руководство боснийских сербов и хорватов принимало непосредственно по указке из Белграда и Загреба соответственно. А.Изетбегович, а вместе с ним мусульманское руководство, не шли ни на какие компромиссы, стремясь к единственной своей цели – скорейшему признанию независимости БиГ, как единого государства. В дальнейшем, проблемы спорных территорий и сепаратизма этнических образований сараевское руководство предполагало решать силовым путём. Тот же самый путь избрали сербские и хорватские лидеры, стремясь при помощи оружия установить контроль над территориями, которые они считали «своими», и тем самым поставить ЕС перед свершившимся фактом существования отдельных территориально-этнических образований. Ещё в начале 1992 года начала происходить активная переброска вооружения и диверсионных групп из Хорватии в БиГ. Хорватская верхушка наладила контакты с местными представителями ХДС, обещая им всестороннюю помощь в военной сфере. С апреля месяца на территорию БиГ стали перебрасываться части регулярной армии Хорватии. В это время начались массовые убийства сербского населения хорватскими диверсионно-террористическими группами. Хорватские силы главной своей задачей ставили изоляцию Западной Герцеговины, территории с большинством хорватского населения, или Боснийскую Краину, от сербских районов в Восточной Боснии. Вместе с тем на начальной стадии уже находился мусульмано-хорватский союз. На территории Хорватии в военных центрах наряду с хорватами из БиГ проходили обучение и мусульмане. Начался геноцид над сербским народом в городах Босански Брод, Купрес, Бугойно, Мостар. Президиум СФРЮ 6 апреля 1992 года осудил факты геноцида сербского народа и акт открытой агрессии хорватских сил в Западной Герцеговине. В свою очередь, Президиум БиГ в тот же день объявил о мобилизации сил ТО, гражданской обороны и милиции.

В этих условиях, когда власть в республике не принадлежала республиканскому центру, а сербы и хорваты фактически вышли из под его контроля, когда на территории БиГ оставались части ЮНА, приведённые в полную боеготовность, когда хорватская регулярная армия вторглась в западные районы республики, США и ЕС совершили непоправимое. 7 апреля 1992 года ими была признана независимость Боснии и Герцеговины. Военных действий теперь избежать было невозможно.

10 апреля Президиум БиГ принял решение о провозглашении в республике состояния военной опасности. 27 апреля была провозглашена Союзная Республика Югославия. 4 мая Белград объявил о своём решении вывести части ЮНА с территории БиГ. Вывод предполагалось осуществить полностью к 18 мая. Территорию БиГ должны были покинуть военнослужащие ЮНА, не являвшиеся гражданами республики. В свою очередь, руководство РС объявило о формировании армии Республики Сербской на базе гарнизонов ЮНА, находящихся в Боснии. Командующим этой армии был назначен генерал Ратко Младич, который начал действовать независимо от белградских властей.

Однако вывести войска ЮНА без потерь не удалось. По пути следования воинских колонн, мусульмане устраивали постоянные провокации, которые зачастую перерастали в ожесточённые столкновения с применением оружия. Колонны расстреливались, многие части блокировались в казармах по примеру хорватских событий. Нападение совершали в большинстве случаев силы ТО республики, состоявшие в основном из мусульманских бойцов. Всё чаще в таких акциях стали заявлять о себе и нерегулярные формирования. Тяжелейшая ситуация сложилась в Сараево, где воинские части ЮНА были блокированы и подверглись нападению со стороны правительственных сил республики. В блокаде участвовали и сарайлии-сербы, не желавшие, чтобы солдаты Югоармии оставляли столицу БиГ. При выводе была полностью расстреляна колонна ЮНА в Тузле, много солдат погибло.

Вместе с этим, в самом Сараево начались беспорядки и конфликты между нерегулярными формированиями как со стороны мусульман, так и со стороны сербов. Поводом к вспышке насилия послужил расстрел сербской свадьбы мусульманами средь бела дня. Прямо на ступеньках церкви были убиты несколько сербов. Предлогом послужило то, что на сербской свадьбе был сербский флаг. На улицах стихийно стали происходить беспорядки, строились баррикады, громились квартиры в жилых домах, где проживало в основном смешанное население. 14 мая 1992 года стало официальной датой создания армии БиГ. Главнокомандующим был объявлен А.Изитбегович, Главный штаб возглавил Сефер Халилович, бывший майор ЮНА. После него Главный штаб возглавил также бывший офицер ЮНА Расим Делич. С 4 апреля правительственные силы БиГ начали военные действия. Была объявлена мобилизация, а одновременно военизированные формирования стали занимать важнейшие объекты города. 5 апреля 1992 года у здания Скупщины БиГ собралось до 50 тыс. горожан, требовавших создания правительства национального спасения, люди не хотели быть втянутыми в войну. Однако с крыши соседней Скупщине гостиницы «Холидей Инн» демонстрация была обстреляна снайперами. 8 человек погибли, Изитбегович обвинил в обстреле сербов. Ситуация переросла в катастрофическую. Масла в огонь подлило признание независимости БиГ со стороны ЕС и США, что окончательно разожгло костёр кровавого конфликта.

27 и 30 мая казармы в центре Сараево подверглись миномётному обстрелу со стороны сил ТО БиГ. В результате погибло много гражданского населения. В ответ, 28 мая мусульманские кварталы города были также подвергнуты артиллерийско-ракетному обстрелу со стороны сербских войск, которыми командовал Ратко Младич. Стоит отметить, что главными пострадавшими в боевых действиях вокруг и внутри самого Сараево стали мирные жители. Особенно тяжело пришлось примерно 60 тыс. сербов, которые страдали от обстрелов сербских же сил, а также подвергались гонениям со стороны мусульман. Многие из сербов вступили сначала в ТО, а затем и в армию БиГ.

По всей республике масштабы боевых действий увеличивались. Сербы, хорваты, мусульмане брали в осаду населённые пункты противника, от чего страдали, в первую очередь, мирные жители. Каждая из сторон имела свою мотивацию ведения боевых действий. Мусульмане преследовали своей целью создание унитарного государства, а если не получится, то установление контроля над максимальным количеством территорий, к которым относились бы также район Сараево, анклавы Горажде, Жепа и Сребреница. Сербы стремились установить власть на территориях с большинством сербского населения, создать независимое государство, а затем, после военной стадии, закрепить границы подконтрольных территорий путём международных соглашений. Хорваты стремились установить контроль над территориями Западной Герцеговины и укрепить границы подконтрольных территорий.

Несмотря на то, что СРЮ вывела войска ЮНА с территории БиГ, Совбез ООН 30 мая 1992 года принял решение о введении международных санкций на Сербию и Черногорию. На эти две республики была возложена основная ответственность за конфликт, особенно после обстрела Сараево Младичем. Учитывалось также и то, что основная часть боевой техники и вооружения ЮНА осталась в распоряжении Республики Сербской БиГ. До этого, 15 мая была принята резолюция ООН №752 о выводе с территории Боснии и Герцеговины всех регулярных воинских формирований Хорватии. Данная резолюция было хорватами попросту проигнорирована, хорватские подразделения вели полномасштабные боевые действия в БиГ под непосредственным руководством из Загреба. Необходимо отметить, что часть техники, оставленной ЮНА, попала в руки хорвато-мусульманских сил. В ряды как сербов, так и мусульман и хорватов влилось около 80 тыс. оставшихся в Боснии бывших военнослужащих Югоармии.

ВС противоборствующих сторон укреплялись, столкновения переросли в полномасштабные боевые действия. Началось применение в отношении этнического меньшинства так называемых этнических чисток. Сначала изгонять людей с территорий их проживания начали хорваты и мусульмане, затем к этой деятельности подключились сербы. По некоторым данным, в результате военных столкновений, по сообщению Республики Сербской, в БиГ из 15 общин было изгнано 200 тысяч сербов, сожжено 70 сербских сёл, в 17 концентрационных лагерях содержалось около 40 тыс. сербов (Васильева Н., Гаврилов В. Балканский тупик?.. М.,2000. с.371). В районах Приедора, Баня-Луки, Зворника, Фоче сербская сторона так же стала применять практику этнических чисток. Руководство РС во главе с Радованом Караджичем всячески отрицало наличие сербских концентрационных лагерей для гражданских лиц, называя эти объекты лагерями для военнопленных, куда могли приезжать представители Международного Красного Креста. Хотя сам Караджич не исключал случаев применения неадекватного насилия и элементов мести в адрес военнопленных или гражданских лиц. Но они, по его мнению, не носили массового характера, а являлись лишь единичными инцидентами.

15 июня 1992 года были установлены дипломатические отношения между Хорватией и БиГ. В заявлении, подписанном Ф.Туджманом и А.Изетбеговичем, говорилось, что Хорватия будет всячески поддерживать БиГ в её борьбе за независимость и оказывать всестороннюю помощь для отражения сербской агрессии. В ответ на это, Президиум СРЮ обвинил Хорватию в участии в войне в БиГ и направил соответствующий меморандум в Совбез ООН.

В конце июня сербские силы предприняли ряд наступательных действий. Сараево подверглось мощному ракетному и артиллерийскому обстрелу. Армия РС предприняла ряд наступательных акций в районах Босанской Посавины, вдоль долины Савы. Операция, проводимая сербами в этом районе, получила название «Коридор-92». Целью её было соединить сербские общины, находившиеся на западе и востоке в районе Баня-Луки. Между ними существовал Посавинский коридор, где преимущественно жили хорваты. Эти области отделяла от Хорватии только река Сава. На юге они граничили с общинами, в которых проживало большинство мусульманского населения. На помощь боснийским сербам пришли отряды М.Мартича и отряды добровольцев из Республики Сербская Краина. Сербские войска мотивировали свои боевые действия борьбой против фашизма, против усташества, за «выживание на прадедовских очагах» (Гуськова Е.Ю. История югославского кризиса. М., 2000. с.287). Наступление сербских войск развивалось достаточно успешно. Несмотря на сопротивление в отдельных пунктах и артиллерийскую поддержку противника с территории Хорватии, к 7 октября 1992 года сербские войска смогли занять Дервенту, Брод, Костреш, Бело-Брдо и выйти к берегам Савы. Посавинский коридор остался в руках сербов. Сразу же после операции «Коридор-92» армия РС предприняла операцию «Врбас-92» по занятию городов Яйце, Србобран и Турбе, гидроэлектростанций «Яйце-1» и «Яйце-2».

Летом 1992 года мусульмане держали в своих руках только 11% территории, у хорватов было даже несколько больше, так как им помогала регулярная армия Хорватии. Всё остальное было в руках сербов, как отмечал Д.Оуэн (Гуськова Е.Ю. История югославского кризиса… с.287)

В свою очередь, одновременно с началом летнего наступления сербов, активизировали свои наступательные действия хорваты и практически полностью заняли район Герцег-Босна на юге республики (Западная Герцеговина). Лидер ХДС БиГ М.Бобан заявил, что эта территория станет независимым хорватским кантоном в составе республики Босния и Герцеговина. Две противоборствующие стороны, таким образом, определились в отношении территориального раздела БиГ путём создания сербского и хорватского автономных образований. 3 июля 1992 года было провозглашено Хорватское государство в БиГ во главе с М.Бобаном. Однако союз хорватов и мусульман не был прочным. Сближение по определённым вопросам будущего устройства БиГ между руководством боснийских сербов и хорватов происходило ещё с конца 1991 года. А 6 мая 1992 года в Граце (Австрия) состоялась встреча Р.Караджича и М.Бобана, на которой лидеры самопровозглашенных государственных формирований на территории БиГ договорились о разграничении между двумя этническими группами. Такие встречи вызвали отрицательную реакцию не только А,Изетбеговича, стремившегося сохранить целостность БиГ, но и представителей мирового сообщества. Ослабление мусульмано-хорватского союза способствовало расширению сербами контролируемой ими территории. Они к осени 1992 года полностью блокировали Сараево, а к весне 1993 года в руках сербов находилось около 70% территории БиГ. У мусульман осталось не более 10% территории, у хорватов – 20% (Васильева Н., Гаврилов В. Балканский тупик… с.373). Обвинения в адрес правительства А.Изетбеговича в распространении исламского фундаментализма и стремлении создать исламское государство стали предъявлять не только Белград, Пале и Книн, но и Загреб. В начале мая хорваты начали этническую чистку территории Герцег-Босны от мусульман. Тяжелейшие бои развернулись за город Мостар. Действия сторон носили ожесточённый характер, ужасы, творимые противоборствующими сторонами – мусульманами и хорватами – в отношении мирного населения способны были повергнуть в шок. Однако к тому времени у мирового сообщества сложилась определённая «презумпция виновности» сербов как в развязывании войны на территории бывшей Югославии, так и в самых зловещих проявлениях в виде этнических чисток и расправ над мирным населением. Поэтому пристальное внимание было только к проявлениям зверств с их стороны, которые зачастую сербам приписывались. Вместе с тем, армия БиГ ответила на акции хорватских войск наступлением на хорватские территории в Центральной Боснии, где ситуация складывалась не в пользу последних. Мусульмане в ходе боёв заняли города Бугойно, Травник, Вареш.

Солидарность с мусульманами БиГ проявили представители многих исламских стран. По некоторым данным, которые приводит Е.Ю.Гуськова, на стороне войск А.Изетбеговича сражались свыше 2 тыс. профессиональных военных из Малайзии, Пакистана, Алжира, Ливии и других стран. Некоторые исследователи указывают на примерно 20 тыс. иностранцев в армии мусульман. Около 1 тыс. добровольцев влились в ряды армии БиГ из Турции. По некоторым подсчётам, число наёмников в мусульманской армии достигало 20% личного состава. Террористическая исламская организация «Вооружённое исламское движение», идеологией которой была панисламская солидарность, имела сеть территориальных и разведывательных резидентур на Балканах. Боевики «Вооружённого исламского движения» посылались в Боснию из регионального центра в Тегеране. Оттуда же на Балканы шло их оснащение. Среди наёмников в войсках Изетбеговича были «солдаты удачи» из Великобритании, Германии, Италии и даже Японии (Гуськова Е.Ю. История югославского кризиса… с.279). По свидетельствам русских добровольцев, воевавших в армии РС, в составе вооруженных сил БиГ были также и граждане бывшего СССР, не только мусульмане, но и славяне, которые воевали за деньги и имели даже правительственные награды республики БиГ. Мусульманские наёмники – моджахеды – проявляли особую жестокость по отношению к хорватам и сербам. Способы убийств людей моджахедами поражали своей изощрённостью. Людям выкалывали глаза, отрезали конечности, головы, сажали на кол, сжигали живьём. Помимо прочего, наёмники в армии Изетбеговича занимались организацией и проведением диверсионных актов, обучали солдат армии БиГ.
Стоит отметить, что наёмничество стало одной из характерных черт войны в Боснии. С различных концов земного шара в армии противоборствующих сторон стекались желающие заработать деньги на войне – преступники, авантюристы, люди, не нашедшие себя в мирной жизни. Но много было и тех, кто ехал воевать на Балканы по идейным соображениям. Приезжали поддержать с оружием в руках единоверцев-мусульман, борцы против «сербо-коммунзма», «сербо-четничества», либо наоборот – поддерживающие борьбу «братьев-сербов». В армии РС также не обошлось без добровольцев – из бывшего СССР, Румынии, Болгарии, Греции, даже из стран Западной Европы. Стоит напомнить, что на стороне Хорватской республики БиГ сражались регулярные части армии Республики Хорватии, добровольцы с «большой земли» (как и сербы непосредственно из Сербии в армии РС). Но помимо соотечественников, на стороне хорватов воевали наёмники из Германии, Нидерландов, Италии, других стран.

Поставки вооружения мусульманам и хорватам шло главным образом из Ирана и Саудовской Аравии. Как в ВС Хорватии, так и в армии БиГ американские военные инструкторы обучали солдат тонкостям боевого искусства. Также в БиГ шло вооружение из Австрии, Германии, Венгрии, Швейцарии, в основном, контрабандным путём. Оружие на территорию Боснии попадало через хорватские порты, воздушным путём (самолёты НАТО), через гуманитарные конвои, а также из Албании через Косово (История югославского кризиса… с.280). И, тем не менее, несмотря на поставки вооружения, несмотря на распространённую систему привлечения наёмников, серьёзного внимания к этой проблеме со стороны ООН не было. Только угрозы международного эмбарго, которое так и не было введено, несмотря на многочисленные факты нарушения уставов этой международной организации со стороны руководства Хорватии и БиГ.

Тем временем, обстановка в рядах противоборствующих сторон приобретала запутанный характер. Возникали союзы двух сторон против третьей, в различных регионах БиГ сербы объединялись с хорватами против мусульман и с мусульманами против хорватов. Часто солдаты армии РС своими акциями спасали от этнических чисток и истребления самих мусульман, которые бежали от зверств «Зелёных беретов» (солдаты армии БиГ) и моджахедов. Не всё спокойно было в мусульманском лагере. Например, против республиканского центра в Сараево выступили сторонники Фикрета Абдича, «автономисты». Абдич – бывший член президиума БиГ – на предвоенных выборах набрал больше голосов, чем Изетбегович, но по непонятным причинам снял свою кандидатуру. Весной 1992 года он порвал с боснийским правительством и объявил район Западной Боснии с населением около 300 тыс. человек независимым от Сараево. Ф.Абдич выступал за решение всех проблем мирным путём, был против планов Изетбеговича создать мусульманское государство в БиГ, стоял за светский образ жизни. Им были заключены мирные соглашения с сербами РС и РСК, которые гарантировали Туджман и Милошевич. Изетбегович отдал приказ войскам о ликвидации автономии, однако часть сил 5-го корпуса армии БиГ перешла на сторону Абдича. Международные организации игнорировали Абдича с его автономией, и в итоге, в 1994 году силы автономистов были потеснены, а в 1995 году, в результате падения РСК, автономии не стало, она была оккупирована правительственными войсками БиГ.
Можно сделать вывод, что противостояние между хорватами и мусульманами во второй половине 1993 года, этнические чистки и насилие над мирным населением, проводимое ими, показали ошибочность попыток искать одну виновную сторону конфликта. Ответственность несли все противоборствующие стороны. Тем не менее, в глазах мирового сообщества, а в их лице США и ЕС, виновными во всех грехах по-прежнему оставались исключительно сербы.

Международное сообщество, между тем, уже неоднократно предпринимало попытки по урегулированию боснийского конфликта мирным путём. В Совбезе ООН этот вопрос являлся предметом постоянного обсуждения. Также проблема урегулирования в БиГ рассматривалась на многочисленных европейских конференциях, находилась в центре внимания специального посланника Генсека ООН С.Вэнса и уполномоченного ЕС Д.Оуэна. Оба этих международных деятеля и вырабатывали совместный план урегулирования конфликта (план Вэнса-Оуэна). Данный план предусматривал создание на территории БиГ девяти кантонов по национально-территориальному принципу и одного смешанного – со столицей в Сараево. Однако боснийские сербы отрицательно отнеслись к предложенной планом карте территориального размежевания. (Балканский тупик… с.376). В 1993 году на сербов, в связи с их нежеланием принимать план Вэнса-Оуэна, начался мощный международный нажим. Это было обусловлено, в частности, и тем, что пришедшая к власти в США администрация Б.Клинтона активно включилась в решение вопросов по урегулированию в бывшей Югославии. С другой стороны, необходимо отметить, что по плану Вэнса-Оуэна, сербы должны были отдать значительную часть своих территорий. Более того, практически всё производство, подавляющее большинство предприятий по разработке полезных ископаемых БиГ должны были остаться в руках мусульман и хорватов. В вопросах потери своей земли руководство боснийских сербов проявляло завидную стойкость. Такое упрямство удивляло и откровенно злило представителей мирового сообщества. СМИ стран ЕС и США устроили откровенную травлю сербов на страницах своих изданий, в отчётах своих телекомпаний. Сербам приписывались геноцид над мирным населением, стремление создать «Великую Сербию». Это подтверждало, что главным в политике урегулирования на Балканах для международного сообщества, а в его лице США и ЕС, оставалось сохранение «презумпции виновности» сербов, Сербии, СРЮ. 28 мая 1993 года Госсекретарь США У. Кристофер заявил, что если боснийские сербы не примут план Вэнса-Оуэна, то международные санкции в адрес СРЮ будут ужесточены, а также будет снято эмбарго на поставки вооружения мусульманам в Боснии (а такие поставки и без этого осуществлялись). Более того, Кристофер угрожал военным участием войск Северо-атлантического альянса на стороне мусульман и хорватов. Такое давление на сербов и СРЮ было усилено в связи с событиями в мусульманском анклаве Сребреница. Из этого города мусульманские силы, предварительно изгнав сербское население, несмотря на соглашение о прекращении огня, весной 1993 года стали совершать кровавые рейды по сербским сёлам. В ответ, сербы обстреляли Сребреницу из артиллерийских орудий и ракетных установок. 18 апреля Совбез ООН принял резолюцию об ужесточении санкций против Югославии. При этом Россия и Китай воздержались от голосования. Сообщения главнокомандующего СООНО о том, что сербский артобстрел был спровоцирован мусульманской стороной, были проигнорированы. В то же время, Б.Клинтон распорядился об использовании самолётов ВВС США для сбрасывания гуманитарной помощи в мусульманские города. Таким образом, американская авиация постепенно перешла к взятию под контроль неба над БиГ. Воздушное пространство стало патрулироваться самолётами НАТО. Альянс готовился к нанесению ударов по позициям сербов.
Официальный Белград в лице президента С. Милошевича поддержал план Вэнса-Оуэна (в обмен на смягчение санкций) и со своей стороны стал оказывать давление на Р.Караджича и сербское правительство в Пале (курортный городок в нескольких километрах от Сараево, где располагалось правительство РС. Хотя, руководство боснийских сербов считало своей столицей именно Сараево). Боснийские сербы оказались под двойным прессом, однако принимать план урегулирования отказались. С другой стороны и Совбез ООН не смягчил санкции в отношении СРЮ за поддержку Милошевичем плана Вэнса-Оуэна. 15-16 мая правительство РС провело на территории республики референдум по вопросу принятия плана урегулирования (ранее Скупщина РС признала его неприемлемым). 96% участников проголосовало против этого плана и высказалось за независимость РС.

Ряд исследователей полагает, что вероятность принятия сербами плана Вэнса-Оуэна с определёнными корректировками и добавлениями была вполне реальна в середине 1993 года. По их мнению, слишком сильное давление на боснийских сербов, политика угроз, применяемая в их адрес, помешали принятию сербами мирного плана. Многие, в том числе и Д.Оуэн, отмечали решающую роль США в усилении давления на руководство РС и срыве переговорного процесса. Более того, Д.Оуэн отмечал в своих воспоминаниях, что, по его мнению, администрация Б.Клинтона была как раз заинтересована в дальнейшей эскалации вооружённого конфликта в БиГ. С другой стороны, как хорватская, так и мусульманская армия вооружались ускоренными темпами. Поставки вооружения – самолётов, танков, артиллерии – производились главным образом из Германии, с бывших военных складов ГДР. Так же в войска Республики Хорватии внедрялось американское оружие.
У мусульман также был ряд источников по вооружению собственной армии. В их руках остался ряд складов ЮНА с достаточно большим количеством боеприпасов. Кроме того, на подконтрольных мусульманским войскам территориях функционировал ряд заводов и фабрик по производству оружия и боеприпасов. Одним из крупнейших таких предприятий являлась фабрика «Победа», находившаяся в мусульманском анклаве Горажде. Кроме того, в руки мусульман поступало вооружение из Германии, так же с бывших складов ГДР, а также из Венгрии и ряда Западноевропейских стран. Оружие шло транзитом через Словению и Хорватию, либо (весьма часто) под видом гуманитарного груза.

Наращивание боевого потенциала армиями Хорватии и БиГ обуславливалось в первую очередь тем, что своих целей они собирались достичь военным путём. И, надо сказать, что политика международного сообщества, а в его лице США и ЕС, в адрес боснийских, краинских сербов и СРЮ, всячески способствовала нежеланию властей Загреба и Сараево решать поставленные задачи переговорным путём. Туджман и Изетбегович расценили бешеный натиск на сербов как сигнал к действию. Оставалось нарастить потенциал, чтобы через некоторое время ударить по сербам со всей мощью. Это и произошло в 1995 году, когда пала Краина, а при помощи авиации НАТО удалось склонить сербов к невыгодному для них миру.


вернуться к Конфликты Холодной войны
Copyright Infantry Club © 2007-2010
Используются технологии uCoz