INFANTRY CLUB Cold War and Alternative History
Вторник, 24.10.2017, 06:06
Приветствую Вас Гость
| Мой профиль | Регистрация | Вход
Меню сайта

Проекты

Холодная Война

ПРОПАГАНДА

Наши Друзья

М16. Армейский магазин

Зона О.Т.Ч.У.Ж.Д.Е.Н.И.Я.




Поиск

Статистика

Падение Республики Сербская Краина

19 декабря 1991 года в Книне была провозглашена Республика Сербская Краина (РСК). Войти в её состав изъявили желание Скупщины Западной Славонии, Бараньи и Западного Срема. Новопровозглашённая республика включала в себя три территории и 22 общины. Также были утверждены государственные символы РСК – герб, флаг и гимн, а бывший премьер-министр республики Милан Бабич сменил свою прежнюю должность на должность президента Республики Сербская Краина.

Встав перед фактом развернувшейся полномасштабной гражданской войны в Хорватии, и озабоченный дальнейшей перспективой сербо-хорватских отношений, Президиум СФРЮ направил 9 ноября 1991 года в адрес Совета Безопасности письмо, в котором уведомил эту организацию в своих опасениях о перекидывании войны на всю территорию Югославии. В соответствии с этим, югославское правительство просило СБ направить в Хорватию миротворческие силы и разместить их между территориями с сербским большинством и остальной территорией, находившейся под контролем Загреба. Начав рассмотрение возможности отправки миротворцев в Хорватию, ООН направила в Белград представителя Генерального Секретаря данной организации по урегулированию кризиса в Югославии Сайруса Вэнса и М. Гулдинга, который руководил всеми миротворческими операциями под эгидой ООН. Эти высокопоставленные чиновники должны были изучить ситуацию, и, если понадобится, подготовить доклад на имя Генсека Организации Объединённых Наций, в котором бы приводились обоснования отправки «голубых касок» в район сербо-хорватского противостояния. 23 ноября 1991 года в Женеве, в присутствии лорда Каррингтона, Ф. Туджман, С. Милошевич и В. Кадиевич объявили о согласии допустить в район конфликта миротворческого контингента. Так же между президентами Сербии и Хорватии и министром обороны СФРЮ была достигнута договорённость о прекращении боевых действий в Краине. Сайрус Вэнс в конце декабря предложил Президиуму Югославии вариант урегулирования кризиса в Хорватии, по которому присутствие «голубых касок» в зоне разграничения воюющих сторон объявлялось временным, вплоть до окончания конфронтации. При этом власть в общинах, контролируемых сербами, оставалась в руках руководства РСК до принятия окончательного политического решения о статусе Краины. Не все представители руководства РСК выразили согласие с планом С. Вэнса, так как, по мнению недовольных, этот план был подписан без согласия членов правительства Краины. Милан Бабич, высказавшийся изначально за принятие решений по плану Вэнса, вскоре изменил своё решение. По его мнению, нельзя было распускать вооружённые формирования РСК, доверив охрану сербских земель только миротворцам, а следовало разместить миротворческие силы на границе РСК, с целью недопущения хорватской агрессии. В Загребе же предложения СБ были поддержаны. Единственное, чего требовал Туджман, это размещение «голубых касок» на территории Хорватии исключительно вдоль границ республики с Сербией и Боснией и Герцеговиной. В этом случае краинским сербам отрезались бы пути помощи из этих республик, и это облегчало бы задачу Туджману решить вопрос с «мятежными» землями силовым путём.

Стоит отметить тот факт, что политическая ситуация в Краине осенью 1991 года была очень сложной. Руководство РСК стремилось, с одной стороны, все силы использовать на борьбу с проявлениями усташства в хорватской агрессии. С другой стороны, оно приняло также решение бороться с коммунистической идеологией, отрицая югославские идеи «братства-единства». Упор делался на то, что социалистический Белград не смог защитить сербов вне Сербии. Также вызывали неоднозначное отношение у краишников действия слишком, на их взгляд, политизированной ЮНА, которая, вместо защиты сербского народа от геноцида, часто мешала силам ТО громить хорватские формирования. В РСК было реабилитировано четническое движение, введена сербская национальная символика, в противовес югославским символам, вместо объединительных идей югославянства стало приоритетным «сербство», возвращение к истокам. Как отмечает Е.Ю. Гуськова, эти противоречия мешали общему делу борьбы с хорватской агрессией. Иногда между собой сталкивались сербские сёла, которые во второй мировой войне находились по разные стороны баррикад: одни – партизанские, другие – четнические.

Сербы, создавая государство РСК, стремились использовать международное право для создания самостоятельной республики, или войти в состав Югославии. В Хорватии же готовы были дать сербам только признание их прав как национального меньшинства в обмен на принятие Книном хорватского суверенитета. Весьма симптоматичным выглядит в этих условиях принятие Республики Хорватия в члены ООН в мае 1992 года. Теперь решение проблемы сербских территорий могло осуществляться исключительно в рамках суверенной Хорватии. В ответ, правительство Краины приняло решение о недопустимости размещения миротворцев на своей территории, называя такие действия Международного комитета по бывшей Югославии (МКБЮ – создан осенью 1991 года) агрессией. Несговорчивость Милана Бабича вызвала негативную реакцию в Белграде. С. Милошевич начал оказывать поддержку М. Мартичу, из-за чего отношения Бабича с последним испортились. Как отмечает Гуськова, создание РСК уже на первых порах проявило свою зависимость от Югославии и было отягощено политическими разногласиями, что приводило к политической нестабильности.

22 января 1991 года Скупщина РСК проголосовала против плана ввода миротворческих сил в Хорватию, а М. Бабич обвинил Белград в геноциде сербского населения на хорватской территории. Бабич был смещён со своего поста, что подтвердило начало процесса управления ситуацией в РСК С. Милошевичем. Скупщина РСК в городе Глина проголосовала за ввод «голубых касок». А 24 февраля 1992 года СБ принял резолюцию №743 о посылке в бывшую Югославию миротворческого контингента. Новым президентом Краины был избран Горан Хаджич. Поскольку Бабич не признал своей отставки, в республике наступил период двоевластия, с двумя Скупщинами и двумя правительствами. М. Мартич, выступавший за мирное решение сербо-хорватского конфликта, и одобривший ввод миротворцев в Хорватию, сохранял в своём подчинении все силы милиции и ТО республики, что лишало Бабича их поддержки. 12 декабря 1993 года в РСК прошли первые выборы на многопартийной основе председателя республики и делегатов Скупщины. Новоизбранным президентом стал Милан Мартич, вынужденный, правда, пойти на компромисс с Миланом Бабичем, который стал министром иностранных дел.

С весны 1992 по весну 1995 годов, РСК была под защитой «голубых касок», что несколько стабилизировало жизнь в республике, упрочило её экономику. Плодородная земля приносила хороший урожай, восстанавливалось сельское хозяйство. Через размещённые на территории Краины батальоны миротворцев сербы получали гуманитарную помощь, продукты, лекарства, топливо. Правительство в 1994 году разработало программу стабилизации, начало выдавать зарплату. К ноябрю месяцу руководство Сербской Краины планировало завершить интеграцию с Югославией. Тем не менее, несмотря на присутствие миротворцев на границах РСК и Хорватии, хорватскую армию это не смущало. Она провела ряд агрессивных действий в отношении сербской стороны по захвату стратегически важных для Хорватии территорий.

29 марта 1994 года в Загребе в российском посольстве было подписано перемирие между руководством РСК и Хорватией. 5 августа в Книне состоялись переговоры краишников с хорватами по экономическим вопросам. В частности, обсуждалась перспектива открытия дорожной магистрали через Западную Славонию. Осенью стали работать совместные комитеты - военный и по сельскому хозяйству. В начале декабря 1994 года был подписан договор между РСК и Хорватией о нормализации экономических отношений. Предусматривалось проведение переговоров по возвращению беженцев, выплате пенсий, открытию железнодорожного сообщения. Необходимо отметить, что в данный период положение в РСК было очень нестабильным. До войны в сфере экономических отношений Краина ориентировалась на Хорватию, теперь же, повернув вектор экономических взаимосвязей на сто восемьдесят градусов в сторону Сербии, Книн столкнулся с неразрешимыми проблемами, в частности, с поиском рынков сбыта большого количества сельскохозяйственной продукции, с проблемой переориентации по линии энергоснабжения. Тем более, что политическая обстановка в самой республике была достаточно сложной. Постоянно происходили конфликты в среде республиканского руководства, с взаимными обвинениями во взяточничестве, несоблюдении интересов краинских сербов на переговорах с иностранными делегациями. Полились обвинения в сторону офицеров армии РСК в нерешительности, бездействии в деле обороны республики. Ориентированность на Белград вызывала раздражение у сторонников проведения более самостоятельной политики в вопросе статуса Краины.
В это время Хорватия занималась усилением армии, подготавливая решение об интеграции Краины военным путём.


Операция "Бљесак" ("БЛЕСК")

Неудача решения проблемы противостояния сербов и хорватов переговорным путём привела к использованию Хорватией военной силы для осуществления политики Ф. Туджмана по силовому давлению на краинских сербов. В мае – августе 1995 года Хорватской армией были проведены две молниеносные военные операции по присоединению территорий РСК к Хорватии. В ходе этих крупномасштабных акций агрессии, массово уничтожалось мирное сербское население, что привело к уходу практически всех жителей Сербской Краины с территории своего исконного проживания. В результате краха миротворческой политики ООН в Хорватии, весь мир стал свидетелем бегства 250 тыс. сербов, которых цинично уничтожали с воздуха самолёты ВВС Хорватии и НАТО.
В течение трёх лет Хорватская армия вооружалась, модернизировалась, обучалась. К тому же эмбарго на поставку вооружения в Хорватию не существовало. Перед началом операции по захвату территорий Краины, хорваты заручились дипломатической поддержкой США и Германии. Также Загреб путём хитрых манипуляций в переговорном процессе сумел добиться изменения статуса миротворцев на хорватской территории, которые теперь не рассматривались хорватскими военными как сдерживающий фактор. В операции «Блеск» в Западной Славонии участвовали четыре гвардейские бригады, одно соединение и три отряда ВС Хорватии, общей численностью до 12 тыс. человек. Им противостояли 4 тыс. солдат 18-го Западнославонского корпуса и вооружённые ополченцы – жители сербских сёл. Временем начала операции было избрано 1 мая, что объяснялось проведением праздников в эти дни в Белграде и Москве. Это давало возможность хорватам рассчитывать на внезапность вторжения, и на неготовность и расслабленность сербов. Поводом для развязывания агрессии был использован инцидент на трассе Белград – Загреб (28-30 апреля 1995 года), когда хорватские полицейские задержали движение из СРЮ в РСК нескольких бензовозов, что вызвало потасовку и перестрелку. Автодорога по приказу Мартича была закрыта, на что Загреб в ультимативной форме потребовал разблокирования движения на трассе. Несмотря на готовность правительства РСК пойти на уступки и открыть магистраль к 6.00 1 мая, уже в 5.30 утра того же дня, Хорватская армия начала артиллерийскую подготовку и наступление по трём направлениям – Ясеновац, Окучаны, Стара Градишка. Иорданский, непальский и аргентинский батальоны войск ООН, предпочтя приоритетность личной безопасности солдат и офицеров миротворческого контингента, трусливо покинули свои блокпосты и опорные пункты, узнав о хорватском наступлении, судя по всему, накануне. В 6.15 из Новы-Градишки и Новски силы двух элитных гвардейских бригад ВС Хорватии численностью до 3500 человек при поддержке 20 танков начали наступление в сторону Савы, с целью отрезать сербов от границы с РС в Боснии и Герцеговине. В 10.45 хорватские части вошли в Ясеновац и заняли господствующие высоты у Пакраца. Действия пехотных и танковых частей поддерживала авиация. К вечеру в руках хорватов находились почти все главные коммуникации в районе трассы Белград – Загреб на территории Западной Славонии. Тем не менее, сербам удалось сбить два вражеских вертолёта и один самолёт, а также не позволить хорватским лётчикам разбомбить мост через Саву. Самое же трагичное для сербов заключалось в том, что Белград не оказал никакой поддержки силам краишников. Также не подошла помощь из БиГ, что привело к краху сербской обороны. Силы Западнославонского корпуса были захвачены врасплох, однако с боями смогли отойти в горные районы. Сербское мирное население (около 15 тыс. человек) осталось без защиты, и бросилось бежать от наступавших хорватских частей, пытаясь переправиться через Саву по двум мостам – у Ясеноваца и Стара-Градишки. В этих местах сербские беженцы подвергались варварскому обстрелу со стороны хорватов. Международные наблюдатели и журналисты стали свидетелями многочисленных преступлений, совершённых хорватскими военными. Сербы хоть как-то пытались оказать давление на Хорватию, не имея фактически никакой возможности остановить стремительно наступающие части противника. В частности, сербскими частями были обстреляны Сисак, Карловац, пригороды Дубровника и Загреб. Это, тем не менее, не остановило хорватов. В районе Гавриницы, Шелвицы, Крагуя, Умановца и Пакленицы ими были окружены, а затем полностью уничтожены 6 тыс. сербов, из которых было около тысячи детей. Вечером 2 мая хорватское правительство заявило, что операция по восстановлению движения на автомагистралях и железных дорогах в сторону Загреба, длившаяся 36 часов, завершена. ВС Хорватии потеряли 60 человек убитыми и 184 ранеными. Число беженцев из Западной Славонии составило 12 тыс. человек. Далеко не все из них остались живы. В Пакраце хорватскими солдатами было убито от 2 до 5 тыс. человек, колонна из 2 тыс. человек была в упор расстреляна в районе Доня-Варош, на трассе остались тела сотен убитых. К приезду международных наблюдателей хорватам удалось убрать доказательства своих преступлений. По данным МИД Югославии, в Западной Славонии было убито более 3300 гражданских лиц и более 10 тыс. солдат РСК уже после того, как они перестали оказывать сопротивление и сдались на милость победителей. Более 20 тыс. человек стали беженцами. Было уничтожено около 9 тыс. домов, разрушены православные церкви.

Мировое сообщество сделало вид, что ничего не заметило. Более того, достаточно спокойной оказалась и реакция в Белграде на события в Западной Славонии 1-2 мая 1995 года. РФ также сделала вид, как будто ничего не произошло. В Москву на торжества, посвящённые 50-летию победы над фашизмом был приглашён, помимо прочих высокопоставленных гостей, также Франьо Туджман, который ещё 3 мая назвал операцию «Блеск» великой победой над «сербочетниками» и «югокоммунистами». 17 мая СБ принял резолюцию 994, которая призывала сербскую (у сербов в регионе не осталось ни одного живого солдата!) и хорватскую стороны сотрудничать с миротворческими силами и отвести свои войска от линии разделения. Руководство РСК находилось в состоянии психологического шока и уже не могло организовать достойный отпор новой хорватской агрессии. В республике, после майских событий, начались увольнения с важных постов в армии и милиции, взаимные обвинения и нагнетание панических настроений. В Книне предполагалось, для повышения эффективности отпора хорватскому вторжению, объединиться с РС в БиГ, с чем не согласилось руководство Восточной Славонии, не желавшее, в случае союза с Республикой Сербской, разрыва отношений с Воеводиной и Сербией, что было бы неизбежно.


Операция "Olyja" («БУРЯ»)

В августе 1995 года, воодушевлённая прекрасными для себя результатами и итогами операции «Блеск», а также молчанием мирового сообщества, Хорватская армия провела новое наступление на территорию РСК. Вооружёнными силами Хорватии были атакованы территории Северной Далмации, Лики, Бараньи и Кордуна. Операция под кодовым названием «Олуjа» была проведена в рекордно короткие сроки и поразила хорошей организацией. Участие в агрессии приняли хорватские вооружённые силы, как из самой Хорватии, так и с территории республики Херцег-Босны, из района Грахова и Гламоча. В эти города хорваты ворвались ещё 28 июля, отрезав тем самым связь Книна с Баня-Лукой. В руководстве РСК, тем временем, не прекращался политический кризис. 26 июля было избрано шестое по счёту правительство республики во главе с М. Бабичем. Новые люди были назначены, в том числе, и на высшие командные посты в армии и милиции. 27 июля в РСК было объявлено военное положение и введён комендантский час. Отказываясь проводить какие-либо переговоры с сербами, Туджман уже не скрывал своих агрессивных намерений в отношении Книна. В крупных городах Хорватии была проведена мобилизация. В РСК в конце июля - начале августа стало ощущаться сильное напряжение в среде мирного населения. Люди, чем скорее, тем лучше, старались уехать в Сербию.

4 августа 1995 года Хорватская армия начала обстрел территории РСК в направлении Книна из артиллерийских орудий. Краину защищала 40-тысячная группировка сербских солдат из состава 7 армейского корпуса (Книн), 15 корпуса (Удбина), 21 корпуса (Войнич – Плитвицкие озёра), 39 корпуса (Глина), 18 корпуса (Пакрац) и 11 корпуса (Восточная Славония) вооружённых сил РСК. На вооружении сербов находилось 200 танков, 400 пушек и 100 БТР. Им противостояла 200-тысячная профессиональная армия Хорватии (включая достаточно большое количество иностранных наёмников) с 350 танками, 250 артиллерийскими орудиями. Сразу после артподготовки хорваты вторглись в РСК одновременно на всех участках 630-километровой линии фронта. Сражения велись на территории 10,5 тыс. кв. км. На Книн после получасового артобстрела двинулись танки и пехота. Помимо столицы РСК в первый день агрессии был нанесён ряд ударов, в том числе, и с территории БиГ, на Бенковац, Обровац, Грачац, Удбину, Лапац, Плитвицкие озёра, Слунь, Петринью, Глину, Сисак, Костайницу, Дубицу. Сербские части были рассеяны и в беспорядке отступали. Мирное сербское население, побросав дома, в спешке стремилось уйти из районов, атакованных хорватами. На дорогах образовались многокилометровые толпы беженцев, по которым вёлся прицельный огонь с самолётов, из артиллерийского и автоматического оружия солдат ВС Хорватии. Хорватская армия сметала всё на своём пути, захватывая пункты наблюдателей ООН. Ими были убиты и ранены несколько миротворцев из Дании, Чехии, Непала. Силы НАТО не вступились даже за «голубых касок». Более того, натовскими самолётами были уничтожены радарные системы сил ПВО РСК, а также проведена разведка сербских укреплений, результаты которой были переданы хорватскому командованию.

Книн не был поддержан ни Сербией, ни силами РС, ни даже 11 Восточнославонским корпусом, удар которого по Осиеку и Винковцам мог бы ослабить хорватское наступление на столицу Краины. Ещё 2 августа Правительство Бабича в полном составе уехало в Белград. А уже 5 августа Книн покинуло армейское руководство. Армия РСК начала сопротивление хорватской агрессии, но в результате, судя по всему, предательства командования, получила приказ отступать. Держались лишь несколько частей у Топуско, Двора, Войнича, Дрниша, Бенковца, Теслинграда. Из Краины, по некоторым данным, в БиГ сумели уйти 8-9 тыс. сербских военных. 4 августа военным руководством РСК было также принято решение об эвакуации населения из Книна, Бенковца, Оброваца, Дрниша и Грачаца. Приказ об этом отдал Мартич. Около 300 тыс. мирных жителей под бомбёжками и обстрелом двинулось в сторону Баня-Луки, а затем в Югославию. Колонны беженцев обстреливались по дороге хорватскими и мусульманскими войсками. За четыре дня эвакуации погибло 8 тыс. сербских стариков, женщин и детей. Около 12 тыс. сербов пропали без вести. СМИ практически не запечатлели трагическое бегство сербов из РСК. Даже в Белграде только через несколько дней после окончания операции «Олуjа» были показаны небольшие сюжеты о случившемся. Власти Югославии пытались скрыть истинные масштабы трагедии, боясь допустить журналистских расследований причин катастрофы, поиска виновных в ней. Только в конце августа были показаны короткие сюжеты о беженцах. Заложниками игр политиков стали мирные жители Краины, которые погибали под варварским обстрелом хорватских и мусульманских солдат, покидали свои дома и земли, на которых их предки жили веками. В настоящее время трагедии мирного сербского населения Краины посвящено достаточно большое количество работ и исследований, имеются документальные свидетельства зверств хорватов по отношению к жителям РСК и сербским военнопленным.

6 августа хорваты захватили большую часть территории РСК. Соединившись в районе Плитвицких озёр с частями 5-го корпуса мусульманской армии БиГ, они отрезали сообщение Книна, Удбины, Кореницы с Петриньей, Топуско, Костайницей, где продолжали сражаться отдельные сербские части. По некоторым сведениям, на помощь соплеменникам подошли «Тигры» Аркана, однако, несмотря на отчаянное сопротивление, оказать достойного отпора Хорватской армии не сумели. 6 августа хорваты и мусульмане нанесли удары по остаткам сербской армии в Краине. На четвёртый день «Бури», 7 августа к 14.00 в руках сербов оставались лишь маленькие территории в изолированных друг от друга районах Срба, Лапаца и Двора, а также Велика Кладуши, Топуско. В течение четырёх часов завершающих операций армии Хорватии, эти очаги сопротивления пали. Министр обороны Хорватии Гойко Шушак объявил, что 7 августа в 18.00 операция по ликвидации РСК успешно завершена. Потери хорватской стороны, по уточнённым данным, составили 150 человек убитыми и более 1 тыс. ранеными. В Хорватии праздновали победу. На улицы города высыпали толпы жителей с национальной символикой. Они пели националистические песни, танцевали. Над Книном была водружена «шаховница». Ликующий Туджман приехал в бывшую столицу разгромленной РСК, чтобы лично поздравить хорватских солдат.

Точной цифры о погибших сербах во время проведения операции «Буря» пока нет. Как отмечает Е.Ю. Гуськова, имелись сведения о 800 сербских заключённых в хорватских тюрьмах. На территории бывшей РСК осталось около 9 тыс. человек. Хорватия ограничивала доступ на оккупированные территории, скрывая преступления своих солдат. Тем не менее, только в районе Книна международными наблюдателями были обнаружены более 200 свежих могил, в каждой из которых было захоронено по нескольку человек. Массовые захоронения сербов находят и в настоящее время.
По предварительным данным, сербы оставили 120 тыс. домов и квартир. На территории, занятой хорватами, осталось 950 памятников сербской культуры, 80 народных библиотек, 122 школы, 85 детских садов, 67 кинотеатров. Оставлены были плодороднейшие нивы и луга. Югославия приняла беженцев на свою территорию. 12 тыс. человек были отправлены в Косово, 60 тыс. в Воеводину. Остальные 180 тыс. осели в собственно Сербии. В итоге хорватского наступления количество сербов в Хорватии сократилось на 90,7%.

Действия Хорватии осудили лишь Москва и Белград. Россия направила в ООН три протеста по поводу хорватской агрессии. Также Москва оказала сербам существенную гуманитарную помощь. Президент РФ выдвинул идею о проведении в столице РФ переговоров между Туджманом и Милошевичем с целью подписания договора о прекращении боевых действий. Однако хорватский президент отказался от поездки в Россию, сославшись на необъективную, на его взгляд, позицию российского руководства в отношении событий в Краине. Ведущие же державы отнеслись к трагедии сербов с равнодушием. Англия и Франция выразили «озабоченность» событиями августа 1995 года, что походило на молчаливое одобрение действий Загреба. США и Германия увидели в хорватском блицкриге перспективы увеличения своего дальнейшего влияния на обстановку на Балканах. По некоторым сведениям, Вашингтон принимал определённое участие в подготовке хорватской агрессии. Американский госсекретарь У. Кристофер возложил вину за хорватское вторжение на сербов, якобы спровоцировавших их на ответные действия после сербского наступления на Бихач. Германия также не осудила действия ВС Хорватии, лишь выразив пожелание, чтобы военные действия не переросли в общебалканскую войну. Некоторые германские политические деятели в своих выступлениях открыто поздравляли хорватов с удачными действиями.

Мгновенное падение РСК оставило много вопросов. Население республики, готовившееся три года к защите своих земель, в рекордно короткий срок покинуло Краину, практически не оказав сопротивления. В падении РСК многие обвиняют руководство Краины, погрязшее в политических скандалах и взаимных обвинениях, а также разучившихся воевать под защитой миротворцев. Некоторые считают, что сдачу сербских территорий заранее спланировал Белград, в обмен на отмену экономических санкций и восстановление отношений с Загребом. В целом, обвинения в сдаче РСК звучат в основном в адрес руководства Югославии и Сербии, Армии Югославии, Милана Мартича, правительства Микелича, Бабича. Им инкриминируется предательство сербского населения Краины.
Как бы то ни было, РСК была разгромлена Хорватской армией за четыре августовских дня 1995 года, что явилось страшной трагедией для сербского населения Хорватии, которое покинуло пределы республики практически в полном составе. Хорватия покрыла себя несмываемым позором за зверства своих солдат в операциях «Блеск» и «Буря». Несмотря на поддержку США и Германии, отношение в мире к этой стране и её агрессивному руководству испортилось, и тихая неприязнь к Хорватии продолжалась вплоть до смерти президента Туджмана. Далеко не все в самой РХ разделяли ликование по поводу успешного окончания так называемой «Отечественной войны» (Domovinski rat) хорватского народа, стыдясь за действия властей и проявлений усташства в армейских частях. Но никакого наказания Загреб не понёс, а мучительная смерть тысяч мирных сербов, горечь расставания с родным домом и трагический статус беженцев остались безнаказанными.

Республика Сербская Краина формально перестала существовать. В ноябре 1995 года была принята резолюция ООН, которая определяла статус оставшейся вне границ Хорватии Восточной Славонии. 12 ноября был подписан и одобрен Советом Безопасности договор о мирной интеграции этого района в Республику Хорватия в течение нескольких лет. Оставшиеся в Восточной Славонии сербы, в настоящее время, приспосабливаются к новым условиям существования в рамках Хорватии.

При написании статьи были широко использованы материалы работ руководителя Центра по изучения современного балканского кризиса Института славяноведения РАН, доктора исторических наук Гуськовой Е.Ю.
В тексте статьи приводятся цитаты из книг:
1) Гуськова Е.Ю. История югославского кризиса (1990-2000). М., 2000
2)Югославия в огне. Документы, факты, комментарии. М., 1992.
3)Васильева Н., Гаврилов В. Балканский тупик?... (Историческая судьба Югославии в XX веке). М., 2000


вернуться к Конфликты Холодной войны


Copyright Infantry Club © 2007-2010
Используются технологии uCoz