INFANTRY CLUB - Cold War and Alternative History - Отделение Хорватии
INFANTRY CLUB Cold War and Alternative History
Пятница, 24.02.2017, 12:24
Приветствую Вас Гость
| Мой профиль | Регистрация | Вход
Меню сайта

Проекты

Холодная Война

ПРОПАГАНДА

Наши Друзья

М16. Армейский магазин

Зона О.Т.Ч.У.Ж.Д.Е.Н.И.Я.




Поиск

Статистика

Отделение Хорватии

Вооружённый конфликт в Словении был быстротечным, и после его окончания, а также после выхода из состава СФРЮ, словенская республика не участвовала в дальнейшей эскалации боевых действий на территории Югославии. Иначе обстояло дело в Хорватии. Начавшаяся здесь в середине лета 1991 года война продолжилась фактически до конца 1995 года, до подписания Дейтонских соглашений. Об этой войне писали много, она потрясла Европу. Однако трактовались события в западной прессе однобоко. Вслед за международными организациями и общественно-политическими кругами своих государств, для жителей Европейского сообщества сложился чётко очерченный образ, как виновника трагедии, так и пострадавшей, на взгляд среднестатистического европейца, стороны. Причиной войны считалась агрессия ЮНА и сербов против независимой демократической Хорватии с целью создания «Великой Сербии». Таким образом, специалисты на Западе стремились искать корни конфликта в противостоянии хорватской «демократии» и сербского «коммунизма». Такая постановка вопроса являлась, конечно же, надуманной и неверной в корне.

Одной из основных причин войны стоит признать проблему национального самоопределения, которая трактовалась совершенно по-разному как официальным Загребом, так и представителями многочисленного сербского населения, проживавшего на хорватской территории. Эта проблема встала неимоверно остро сразу же после объявления Хорватии о своём выходе из состава СФРЮ. Вопрос о хотя бы особом статусе хорватских земель, на которых проживали сербы, для политиков из Загреба не стоял. Также их совершенно не волновали заявления сербов о своём праве на самоопределение, по которому они изъявили желание остаться в составе Югославии. Сербы ссылались на то, что земли, на которых они живут веками, на протяжении всей истории никогда не были хорватскими. В то же самое время хорватские общественно-политические деятели, в том числе и историки, до сих пор пытаются доказать обратное.

По мнению ведущего российского специалиста по бывшей Югославии Елены Юрьевны Гуськовой, одним из основных факторов войны стал неразрешённый вопрос о праве нации на самоопределение. Кто имеет право на самоопределение, предполагающее и отделение, - государство или народ? Если государство, то в этом случае республики должны лишь уточнять свои границы и условия сецессии. Если отдельный народ в рамках многонациональной республики, то как изменять статус внутренних границ? Именно этот вопрос, как считает Гуськова, не смогли разрешить в 1990-1991 годах руководители Союзного государства, Сербии и Хорватии. Так же стоит отметить и вмешательство внешнего фактора во внутриюгославские дела. Прежде всего, если брать конкретную проблему хорвато-югославских и хорвато-сербских противоречий, это касается Германии. Немцы торопили своих партнёров с признанием Хорватии, и это только способствовало тому, что возникшие национально-этнические проблемы не удалось решить цивилизованным путём.

С распадом федерации сразу возникла проблема сербского населения в Хорватии. По данным Союзного статистического института, в Хорватии в 1991 году из 4 760 344 человек населения, сербы составляли 580 762 человека, или 12,2%. По переписи 1981 года из 6650 населённых пунктов Хорватии сербы составляли этническое большинство в 1019, что составляло 15,3% от общего числа. В 11 общинах Хорватии сербы составляли более 50% населения, в 10 общинах – от 30 до 49%, в 16 общинах – от 10 до 29%. Сербское население компактно размещалось на 32% территории Хорватии. Земли 11 сербских общин, приграничных с Боснией и Герцеговиной, известны под названием Война Краина (Военная граница). Также часть сербов проживала в городах, где большинство составляли хорваты. Например, в общине Загреб сербов было около 9%.

Что же представляли собой сербские общины, протянувшиеся вдоль хорвато-боснийской границы? Прежде всего, необходимо заглянуть в историю образования территории Войны Краины. В средние века данные земли являлись пограничными между Австро-Венгрией и Турцией и составляли своеобразный щит для защиты одних от других, вне зависимости от того, кому, и в какой конкретный исторический период они принадлежали. Продолжение непрерывных войн на протяжении 300 лет заставило обе стороны с особой тщательностью заниматься обороной своих границ. Результатом этой деятельности стали крепкие и сплочённые военные поселения, названные Войной Краиной (от сербского Воjна Краjина). После поражения турок в 1699 году территория Краины была расширена на часть Славонии до Земуна, затем на Банат, Бачку и Эрдель. Сама же организация Войной Краины началась в 1469 году созданием Сеньской капетании, названной в 30-х годах XVI века Приморской Краиной. К середине XVI века на территории Славонии от Савы до Дравы была организована Славонская Краина. К концу столетия территория, прежде завоёванная турками отошла к Габсбургской монархии. Из-за постоянных австро-турецких войн местное хорватское население в большом количестве стало уходить на север – в Австрию, Моравию, Венгрию, Словакию. В начале XVII века на опустевшие территории стали переселяться бежавшие от турецкого ига сербы. Они славились своим умением воевать и австрийские правители селили их в разорённой пограничной полосе, чтобы сделать из них заслон от турецких набегов. В 1578 году хорватские земли в Австро-Венгрии разделились на гражданскую и военную. Поселившиеся на территории военной границы сербы получали определённые льготы в уплате налогов, также они не могли попасть в зависимость от хорватских правителей, а основной их обязанностью было несение воинской службы на пограничной Турции территории. Постепенно земли Краины оформились как отдельные военно-административные австрийские области с особым внутреннем правлением, независимым от хорватской администрации. В 1630 году сербам, населяющим пограничные территории Габсбургской монархии, был подарен устав, по которому граничары получали внутреннее самоуправление и право на свободу вероисповедания. В XVIII веке территория Краины расширилась за счёт отвоёванных у Турции земель – Лики, Крбавы, Славонски-Посавины, части Срема. В 1871 году по указу императора Австро-Венгрии произошла демилитаризация Войной Краины. Сербско-Банатская Краина включалась в состав Венгрии, Хорватско-Славонская – в состав Хорватской бановины, административной единицы монархии. В 1881году после присоединения к хорватским землям части территории Войной Краины, число сербов там достигло четверти всех жителей. Несмотря на то, что хорватское и сербское население этих областей говорили на фактически одном языке, имели общие славянские корни и территориально проживали в рамках одного государства, они, в то же время, сохранили внутреннюю компактность, некоторую культурно-историческую изолированность друг от друга. Этому способствовали выработанные столетиями условия существования, конфессиональные различия, а также определённая противопоставленность друг другу. Хорваты считали, что сербы заняли их исконные земли и должны подчиняться хорватской власти, а сербы всячески подчёркивали значимость своих привилегий, позволявших им существовать независимо. Они сохранили православное вероисповедание, кириллический алфавит и чувство высокого национального самосознания. Все попытки хорватов к ассимиляции народов Краины успехов не принесли. Можно предполагать, что привилегии в общественно-политической сфере, выработали у сербского населения этой области независимость и обособленность от хорватов во всех аспектах жизни, а у последних, наоборот, - желание поскорее вернуть сербов в подчинение хорватскому государству, или создать таковое, но уже без сербов.

Вторая мировая война явилась тяжёлым испытанием для краинских сербов. 10 апреля 1941 года, при поддержке Гитлера и Муссолини, усташи (члены хорватской фашистской организации) провозгласили Независимое Государство Хорватия (НГХ). Главой, вождём («поглавником») фашистского НГХ стал хорватский эмигрант из Италии Анте Павелич. Он являлся создателем нелегальной фашистской организации «Хорватское усташеское движение». Программа усташей НГХ, в частности, предполагала уничтожение сербского народа, цыган и евреев и создание этнически чистой хорватской нации. В планы усташских главарей входило треть сербского населения уничтожить, треть выселить, а другую треть насильно окатоличить, превратив их в хорватов. Во второй половине 1941 года происходили леденящие душу массовые убийства сербов Краины. Вырезались целые деревни, не щадились ни старики, ни женщины, ни дети. К мужчинам и православным священнослужителям применялись самые мучительные, изощрённые пытки. Огромное количество трупов плавало в водах Дрины, Савы, Моравы и Дравы. Изуверским образом уничтожались сербы в концентрационном лагере Ясеновац: им перерезали горло ножами-сербосеками – символом хорватских зверств времён второй мировой войны, закапывали живыми, топорами и кувалдами разбивали головы, у живых вырезали сердце. Также усташеские нелюди устраивали своеобразные соревнования – кто больше убьёт сербов за определённый промежуток времени. Хорватская католическая церковь поддержала фашистский режим, более того, католические священники призывали на своих проповедях убивать сербов, разрушать православные церкви и монастыри. Большой популярностью в среде усташеских карателей стали пользоваться массовые убийства, резня сербов внутри православных храмов. Даже немцы не могли понять хорватской жестокости, а порой и просто содрогались от увиденного. Сербская община на территории Хорватии уничтожалась усташами, которые не щадили никого. Таким образом, всего на территории Хорватии в годы войны 65% убитых составили сербы. В 1948 году количество сербов в границах Хорватии уменьшилось по сравнению с 1931 годом с 636 284 человек, до 92,5 тыс. Но, как отмечает Е.Ю. Гуськова, по мнению исследователей, эта цифра, на самом деле, была намного больше.

В Республику Хорватию, которая была создана в 1945 году, входили следующие исторические области: непосредственно хорватские земли (Хорватское Загорье, Загребская область, Бания, Кордун, Лика, Горски-Котар), а также Западный Срем, Барания, Славония, где проживало большинство хорватских сербов. Истра и Далмация тоже вошли в состав республики, хотя эти земли никогда прежде не являлись исторически хорватскими.

В послевоенный период экономическое развитие Хорватии носило поступательный характер, особо быстрые темпы роста наблюдались в 1953 и 1961 годах. Однако затем, как отмечают хорватские исследователи, участие республики в процессах экономического сотрудничества в рамках Югославии постоянно уменьшалось. Сократилась к 1989-му году доля Хорватии в промышленности и в экспорте. Тем не менее, благодаря производительности труда и эффективности использования средств Хорватия смогла стать высокоразвитой республикой. Общественный продукт в расчёте на душу населения превышал средний показатель по стране. Стоит отметить, что в СФРЮ под лозунгами «братства и единства» делалось всё возможное, чтобы забыть и геноцид над сербским населением во время второй мировой войны, и концлагерь Ясеновац, где погибло 800 тыс. сербов, евреев и цыган. Вопрос об автономии Краины, которая после войны так и осталась в составе Хорватии, никогда не поднимался. Более того, Хорватия в 70-х годах вышла на первое место по числу смешанных браков, и число таковых постоянно росло.

Во время событий, получивших название «хорватской весны» в 1971 году, сербы впервые ощутили напряжённость в межнациональных отношениях. Тогда в республике произошли вспышки хорватского национализма и сепаратизма, подавленные югославским руководством. В конце 80-х годов межнациональные противоречия в Хорватии вновь обострились. В июле 1989-го года в Книнской Краине во время праздника Видова дня, и отмечания 600-летия Косовской битвы, впервые были поставлены вопросы о положении сербов в хорватской республике. Сразу после праздника были арестованы некоторые сербские общественные деятели, что вызвало митинги протеста по всей Книнской Краине. В 1990 году начали создаваться сербские политические партии. В это время в республике стали формироваться и хорватские политические союзы. В частности, Хорватское демократическое содружество (ХДС) Ф. Туджмана с самого начала определило свою программу как национальную. Лидер ХДС выступал с заявлениями, в которых утверждал, что Независимое Государство Хорватия в 1941-1945 годах не было лишь фашистским образованием, а отвечало устремлениям хорватского народа иметь своё независимое государство. Желание добиться самостоятельности стало выражаться в сильных антисербских настроениях. На выборах в начале мая 1990 года в парламент республики, ХДС одержало полную победу. Акценты на выход из состава СФРЮ и развёртывание кампании по травле сербов на территории Хорватии были расставлены. Начался период национального подъёма для хорватов, и разочарования, страхов, но, тем не менее, надежд для сербов.

20 июня 1990 года Президиум Социалистической Республики Хорватии изменил государственные символы и название Республики, убрав из него слово «социалистическая». Символика в виде шахматного чередования белых и красных клеток (шаховница) заменяла звезду на флаге и повторяла усташескую символику времён второй мировой войны. В ответ на это начались процессы по объединению сербских общин на Востоке Хорватии (в Восточной Славонии) и в Далмации (Бания, Кордун, Лика, Северная Далмация, Западная Славония). Сербы в этот период не ставили задачу отделения от Хорватии, целью являлось лишь создание сербской культурной автономии в рамках республики. 16 августа Сербское национальное вече приняло решение провести среди сербского населения референдум об автономии сербов в Хорватии. Хорватские власти объявили референдум незаконным и послали специальные полицейские подразделения в Северную Далмацию, чтобы изъять оружие у резервного состава милиции и препятствовать проведению референдума. У милицейского участка в Бенковцах произошли первые вооружённые столкновения. 17 августа стало днём «сербского восстания» в Книнской Краине. Руководство сербов Краины (Милан Бабич, Милан Мартич) объявили военное положение в общине Книна. Полицейским и гражданским лицам, выразившим желание отстаивать свою самостоятельность, раздавалось оружие, на дорогах строились баррикады и блокпосты. Загреб послал в Книн вертолёты и усиленные полицейские спецчасти. Однако самолёты, высланные Белградом, заставили сменить курс хорватских вертолётчиков и помешали обстрелу сербской территории с воздуха. События в Книне хорватские власти назвали восстанием, нарушающим суверенитет и территориальную целостность Республики Хорватии. Ещё большее бешенство в Загребе было вызвано тем, что, несмотря на все попытки помешать, референдум об автономии сербов, всё-таки состоялся в 28 общинах.

22 декабря 1990 года была провозглашена Конституция Хорватии, где сербское население республики признавалось национальным меньшинством. Формулировка прежней Конституции, по которой Хорватия являлась государством хорватского и сербского народов была отменена. В новом проекте было записано, что на первых демократических выборах была подтверждена тысячелетняя государственная самобытность Хорватии, что Хорватия становится национальным государством хорватского народа.

Уже в 1991 году руководство Сербии начало открыто поддерживать сербов Краины в их борьбе. Разделение сербов на части в случае распада СФРЮ – неприемлемо для Сербии, утверждал Слободан Милошевич. Борислав Йович предупреждал Ханса Ван ден Брука в июле 1991 года, что Сербия будет бороться всеми средствами, чтобы сербский народ осуществил право на самоопределение вплоть до отделения. А сербы в Хорватии продолжали верить, что Белград им поможет, и они объединятся в одном государстве. Краишники предупреждали Загреб, что они будут предпринимать решительные меры только в том случае, если официальная Хорватия встанет на путь отделения. 20 февраля 1991 года Сабор Хорватии принял Резолюцию о «раздружении» РХ и СФРЮ. А уже 28 февраля Сербское национальное вече и Исполнительное вече САО Краины приняли, в свою очередь, Резолюцию о «раздружении» с Республикой Хорватия. 18 марта скупщина общины Книн приняла решение об окончательном отделении от Хорватии. Все общины Сербской Автономной Области Краина присоединились к этой резолюции. 16 мая скупщина САО Краины приняла решение о присоединении к Сербии. Краишники не желали оставаться в новом независимом хорватском государстве как национальное меньшинство. Свежи ещё в памяти были ужасы второй мировой войны.
Руководство Хорватии считало события в Краине нападением на легитимную власть, и усиленно закупало оружие, готовило отряды полиции и создавало армию. Сербы, в свою очередь, вооружались, строили баррикады на дорогах. Стороны активно готовились к боевым действиям. Такие действия сербов явились следствием развернувшейся в РХ националистической антисербской пропаганды, а также нежелания хорватского руководства удовлетворять требования сербов об автономии. Шовинистическая активность представителей ХДС усиливала страх и ожидания повторения геноцида усташей и их зверств в отношении мирного сербского населения. Расистское отношение Франьо Туджмана к сербам отмечалось многими политическими деятелями, в том числе и иностранными. В республике Хорватии был проведён ряд мероприятий, рассчитанных на усиление психологического давления на сербов. Сербо-хорватский язык был изменён на хорватский, в служебной переписке было запрещено кириллическое письмо. Также сербам запрещалось иметь свои радио- и телепередачи (хотя таковые имели словенцы, венгры, албанцы), газеты и журналы на кириллице. Происходило очищение школьных программ от сербской истории, сербских писателей и поэтов. В РХ были фактически реабилитированы усташеские традиции – повторение символики НГХ на национальном флаге, формирование общества «Хорватские домобраны» (название регулярного войска в НГХ), реабилитированы многие преступники второй мировой войны, осквернялись памятники жертвам фашизма, могилы партизан. Во многих казармах и общественных местах были вывешены портреты Анте Павелича, появлялись кафе и рестораны с названием «У» (усташа). Сербов выгоняли с работы, заставляли подписывать бумаги об их лояльности хорватской власти, нападали на их дома и имущество. Проводилась политика по вытравливанию всего сербского из общественной жизни РХ. Переименовывались названия населённых пунктов, улиц, общественных зданий, где был хоть какой-нибудь намёк на сербство. По отношению к представителям сербской национальности в республике начала проводиться политика национальной нетерпимости. Из МВД были уволены все сербы – начиная с мая 1990 года, прихода ХДС к власти. Начался процесс снятия сербов с руководящих постов в промышленности, органах масс-медиа. Также начались гонения на православную церковь – избиения священников, осквернения храмов. По мере увеличения предпринятого ХДС-овцами состава сил полиции, стало возрастать число незаконных арестов, убийств сербов в Хорватии. Сербские дома, торговые палатки, парикмахерские, автомобили минировались и взлетали на воздух – это являлось особым видом запугивания со стороны хорватских националистов. Хорватские газеты пестрели сообщениями о хорватских беженцах с территории Славонии и Бараньи, которые стали жертвами «великосербской идеи». Эти земли назывались не иначе, как оккупированные территории. В Хорватии возрождался фашизм. Стоит отметить, что если сербы в местах компактного проживания могли защитить себя, путём создания боевых дружин самообороны для сопротивления хорватской полиции, то сербы в городской или сельской среде, где большинство составляли хорваты, были беззащитны. Их сразу же отнесли к «пятой колонне». Многие свидетели проводимого ХДС геноцида сербского населения утверждали, что сербы стали ощущать себя как евреи в гитлеровской Германии.

Упущенные шансы создать конфедерацию, политика Хорватии в отношении сербского населения, напоминавшая геноцид, ущемление его прав, отказ в предоставлении автономии, террор против сербов поставил перед последними три пути: смириться с хорватизацией и положением людей второго сорта, либо защищать свою землю, своё право решать свою судьбу самим, или покинуть территорию Хорватии. Уходить сербы не хотели. Однако политика запугивания и психологического давления мешала объединению всех сербов для отстаивания своих прав. Многие были сломлены постоянным чувством страха за свою жизнь. Ужасы времён второй мировой войны нашли своё продолжение в политике хорватского руководства.

После провозглашения Хорватией своей независимости в июне 1991 года противостояние защитников сербских сёл и хорватской полиции, борьба между сторонниками непризнанной автономии и защитниками целостности Республики Хорватия переросла в настоящую войну.

Франьо Туджман, первый президент Республики Хорватия.

Ф. Туджман родился в 1922 году в городке Велико-Трговиште северо-западнее Загреба, закончил с отличием гимназию в Загребе. Его отец был фермером и предпринимателем, одним из участников Хорватской крестьянской партии. В 1941 году отец присоединился к партизанам, но после войны осудил югославский режим и был ликвидирован весной 1946 года. Брат Стиепан также был партизаном и погиб в 1943 году. Франьо Туджман с 1941 года некоторое время служил в армии усташей, но затем в этом же году вступил в КПХ и переметнулся к партизанам. В 1945 году он представлял Хорватию в Генеральном штабе НОАЮ. В 1955-1957 годах Туджман учился в Высшей военной академии в Белграде, а в 1960 году стал самым молодым генералом армии. Однако в следующем году порвал с военной карьерой и стал заниматься историей. В 1967 году его исключили из партии за ультронационалистические взгляды и отправили на пенсию. В 1972 году он был судим за участие в националистическом движении «Хорватская весна» и приговорён к двум годам лишения свободы. Вторую судимость Туджман получил уже в начале 80-х годов за участие в диссидентском движении. После этого он стал в глазах сторонников хорватского сепаратизма борцом за независимую Хорватию, символом сопротивления югославизму, или как считали хорваты великосербскому гегемонизму. Как отмечал посол США в Югославии У.Циммерман, преданность Туджмана Хорватии была самого примитивного типа, он никогда не показывал интереса к демократическим ценностям, не скрывал своего милитаристского национализма. Американский посол также отмечал немилосердность, с которой лидер ХДС и первый президент Республики Хорватия осуществлял хорватские интересы, как он их понимал.


По материалам работ Гуськовой Елены Юрьевны, руководителя Центра по изучению Балканского кризиса Института славяноведения РАН.

Текст хорватской листовки 1991 года:

«…Пусть возвращаются в свою Сербию. Пусть вернут десятки тысяч квартир, которые граждане Хорватии для них на своей крови построили… Используем и мы все средства без применения оружия и силы, которые может осудить мировая общественность. Выгоним их с помощью «мелочей» - не забывайте, что они ваши соседи!
1) Паркуйте свои машины так, чтобы они не могли выехать на своих.
2) Выпустите у них воздух из колёс, не режьте.
3) Засуньте зубочистки в замочные скважины их квартир, чтобы они не могли выйти.
4) Тем же способом испортьте замки.
5) Будите их ночью телефоном каждые полчаса.
6) Не разговаривайте с ними и членами их семей.
7) Звоните им из подъезда долго и настойчиво каждый раз, когда сможете.
8) Не занимайте у них ничего и не давайте взаймы сами.
9) Ни в чём не помогайте им, если только речь не идёт об их болезни или жизни их детей.
10) Не позволяйте, чтобы ваши дети играли с их детьми…
Изолируем их…, покажем, что они нежелательны здесь…»

Югославия в огне. Документы, факты, комментарии. М., 1992. с. 150.


вернуться к Конфликты Холодной войны


Copyright Infantry Club © 2007-2010
Используются технологии uCoz