INFANTRY CLUB Cold War and Alternative History
Понедельник, 01.05.2017, 02:19
Приветствую Вас Гость
| Мой профиль | Регистрация | Вход
Меню сайта

Проекты

Холодная Война

ПРОПАГАНДА

Наши Друзья

М16. Армейский магазин

Зона О.Т.Ч.У.Ж.Д.Е.Н.И.Я.




Поиск

Статистика

Отделение Словении

Социалистическая Республика Словения являлась самой западной республикой в составе СФРЮ, имея границы с Италией, Австрией и Венгрией. На протяжении истории словенские земли всегда принадлежали австрийцам или немцам, а в состав Королевства СХС вошли только после первой мировой войны, до того являясь частью Австро-Венгерской монархии. После захвата Югославии войсками гитлеровской Германии, Словения была включена в состав Третьего Рейха, то есть непосредственно была объявлена территорией нацистского государства. Согласно планам Гитлера, часть словенской территории должна была быть заселена немецкими колонистами, так же, половина местного населения должна была быть онемечена, половина выселена в другие земли. В 1945 году словенская земля была очищена от немцев войсками Тито. Стоит отметить, что тогда в состав территории нынешней республики не входила часть земель, отвоёванных позже в это время у Италии, которые, по словам самих словенцев, несправедливо были отобраны у них после первой мировой войны. Таким образом, Словения в 1945 году вошла в состав ФНРЮ на правах республики, имея в своих границах территории, наличию которых в своём составе она была обязана ЮНА и Тито.

Словения была самой высокоразвитой в экономическом отношении республикой в составе СФРЮ. Соответственно, словенцы считали себя наиболее близкими к Западу не только по географическому признаку, в частности, и из-за этого. Объём доходов населения, высокоразвитая, благодаря широкой сети туристических курортов, социальная сфера, наконец, более высокий, нежели в других республиках (и это в итак «небедной» Югославии) федерации уровень жизни, позволял словенцам идентифицировать себя скорее с западноевропейской цивилизацией, нежели со своими балканскими соседями. Словения стремилась в Западную Европу, и чем скорее, тем лучше. Процесс разложения социалистической системы, кризис всех ветвей федеральной власти, общее состояние государственных органов, близкое к параличу, лишь ускорили давнюю мечту словенцев об отделении от СФРЮ.

Уровень высокого, как отмечалось выше, экономического развития самой западной республики Югославии, предопределил лидерство Словении в различных областях внутренней и внешней торговли. На её долю приходилось более 17% производимого в стране общественного продукта, 19% промышленности и 7% сельскохозяйственного производства. В Словении производилось около 30% всех югославских грузовиков, 50% автобусов, почти 30% холодильников, свыше 40% телевизоров. Однако общий кризис югославской экономики охватил и эту республику. Более 800 предприятий находились на грани финансового краха, рос уровень безработицы, понижался общий уровень жизни словенцев.

Пользуясь благоприятными, на их взгляд, причинами для выхода из состава СФРЮ, представители Словении проявляли самостоятельность во всех государственных структурах – в СКЮ, в Президиуме СФРЮ, в Союзной Скупщине, в правительстве, в руководстве ЮНА. Лидеры Словении, опираясь на национальную идею, старались сплотить население вокруг политики по отделению республики любой ценой. В обществе культивировалась мысль, что Словения всегда боролась за свою самобытность – и против Австро-Венгрии, и даже против наполеоновских завоеваний. Руководство республики и националистические круги раздражало постоянное, на их взгляд, вмешательство в свои внутренние дела со стороны федерального руководства, сербы в правительстве Югославии, по мнению сторонников независимости, проводили политику великодержавного шовинизма.

Численность населения Словении на 1991 год составляла 1 млн. 970 тыс. человек. В том числе 90% - словенцы, 2,2% - сербы, остальные – представители других национальностей. Таким образом, можно увидеть отсутствие перспектив для разжигания противостояния на этнической почве, что явилось движущей силой других конфликтов на территории Югославии – в Хорватии и Боснии и Герцеговине. Однако по своим последствиям «маленькая война» в Словении оказалась не менее трагичной, так как благодаря иностранному вмешательству мирового сообщества, признавшего независимость республики, появился прецедент, использованный сепаратистско-националистическими силами в других республиках СФРЮ.

В 1990-1991 годах Словения совершила ряд акций, направленных на достижение большей самостоятельности. Потребовала, чтобы солдаты ЮНА словенской национальности проходили срок службы непосредственно только в Словении, а командовали ими бы только офицеры-словенцы. 8 марта 1990 года из названия республики было изъято слово «социалистическая», в мае того же года, Скупщина республики приняла постановление о переподчинении территориальных отрядов (ТО – военные запаса, своеобразное «ополчение» на случай военных действий на территории страны) местным правительственным органам. 2 июля 1990 года парламент Словении проголосовал за Декларацию независимости. В октябре 1990 года Скупщина Словении объявила, что на территории республики не имеют законной силы 27 союзных законов, а впредь ни один закон без одобрения Скупщины приниматься не будет. Таким образом, с конца этого года республика готовила правовую базу, которая бы позволила поставить вопрос об отделении. 23 декабря 1990 года на общереспубликанском плебисците 88,5% населения высказалось за отделение от Югославии. Буквально через несколько дней председатель Скупщины Словении Ф.Бучар на совместном заседании палат официально провозгласил Словению независимым государством. 31 января 1991 года была принята Декларация об отделении. 20 февраля Словения приняла поправку к Конституции, согласно которой республика становилась самостоятельным государством.

В республике, на базе местных сил ТО начала формироваться национальная гвардия, а министр внутренних дел Словении И.Бовчар настоятельно рекомендовал словенцам призывного возраста игнорировать повестки о призыве для прохождения службы в рядах ЮНА. В начале марта республиканский парламент наложил мораторий на призыв словенских юношей в югославскую армию. Создавалась служба разведки.

Словения настойчиво стремилась и к внешнеполитической независимости. Готовилась почва для международного признания этой страны. В то время республика уже имела своих иностранных представителей в таких странах, как Венгрия, Австрия, Италия. В Вашингтоне в октябре открылось «Бюро по внешнеполитическим, экономическим и культурным связям Словении и США». Аналогичные функции «посла» независимой республики в Москве были возложены на директора крупнейшей словенской торгово-промышленной фирмы «Словениялес». Во время визита в Рим Председателя Президиума Республики Словении М.Кучана, который вёл активные переговоры с итальянскими председателем Совета министров и министром внутренних дел, словенским лидером было подчёркнуто, что к 26 июня 1991 года будет принята политическая декларация. В ней предполагалось объяснить , какой тип государства собирается создать Словения, какие отношения она будет поддерживать с другими республиками и каким образом станет членом мирового сообщества.

Численность населения Словении на 1991 год составляла 1 млн. 970 тыс. человек. В том числе 90% - словенцы, 2,2% - сербы, остальные – представители других национальностей. Таким образом, можно увидеть отсутствие перспектив для разжигания противостояния на этнической почве, что явилось движущей силой других конфликтов на территории Югославии – в Хорватии и Боснии и Герцеговине. Однако по своим последствиям «маленькая война» в Словении оказалась не менее трагичной, так как благодаря иностранному вмешательству мирового сообщества, признавшего независимость республики, появился прецедент, использованный сепаратистско-националистическими силами в других республиках СФРЮ.

Осенью 1990 года началась реорганизация сил ТО. Встала необходимость перед местными властями решать проблему по материальному оснащению новых военных сил республики, их вооружению. В сентябре 1990 года Словения не послала в ЮНА новобранцев и не перечислила в союзный бюджет налог на армию, который составлял 300 млн. динаров. Эти средства пошли на закупку оружия для сил ТО. Далее были разработаны оперативные планы на случай вторжения ЮНА. Реорганизация коснулась также сил республиканской безопасности и милиции, на руководящие должности в которых ставили лояльных Словении людей. В руководстве федеральной армии среди высших офицеров были люди, информировавшие Любляну обо всех самых важных решениях в генштабе ЮНА.
В то же время, в военном руководстве СФРЮ также готовились к отделению Словении, в генштабе был разработан вариант военного плана на случай проявлений словенского сепаратизма. Он включал в себя необходимость закрытия границы с Австрией и Италией и защиты целостности СФРЮ. В данном случае, необходимо отметить, что территория Словении имеет ряд особенностей. В первую очередь, это тяжелодоступные лесистые горы. Это могло явиться, и в итоге явилось, серьёзным препятствием для эффективного использования бронетехники ЮНА, ограничивало свободу манёвра и передвижения. В то же время, гористая, поросшая густыми лесами местность, создавала благоприятные условия для ведения партизанских акций словенцами – используя засады, баррикадиование узких дорог.

К моменту конфликта словенские силы ТО насчитывали около 36 тыс. человек. Вооружены они были лёгким пехотным оружием. Так же в наличии национальной гвардии Словении имелось противотанковое и артиллерийское вооружение. Полицейские силы насчитывали около 7 тыс. человек. Министром обороны Республики Словения был назначен Янез Янша – крупный словенский гражданский учёный, автор теоретических работ о роли вооружённых сил в Европе.

Вооружённый конфликт в Словении условно можно разделить на два этапа: первый – с 26 июня по 1 июля, второй – со 2 по 4 июля 1991 года. По своему содержанию он вылился в конфликт между союзным Центром и непосредственно республикой. Кратковременность боевых действий объясняется несогласованность в рядах Федерального командования, невысокой боевой готовностью частей ЮНА, посланных в Словению, а также откровенным предательством в среде высших офицеров армии Союзной Югославии.

25 июня 1991 года, в день провозглашения независимости, словенское руководство, в соответствии с планом взяло под свой контроль границы республики и воздушное пространство, таможенные пункты, посты. На пограничных переходах с Италией, Австрией и Венгрией вся югославская атрибутика была заменена словенской. Федеральный флаг Югославии также заменялся на словенский. Буквально за несколько часов до принятия словенским парламентом независимости, руководство Словении приказало силам ТО и специальным частям подготовиться к акции по захвату казарм ЮНА. Союзный парламент признал акт отделения односторонним и осудил его. В тот же день премьер-министр СФРЮ А.Маркович на основании решения Союзного исполнительного веча о незаконности действий Словении, дал указание командованию ЮНА использовать её войска с целью взятия под контроль таможенных и пропускных пунктов на государственной границе СФРЮ с Италией и Австрией, овладеть важными стратегическими аэродромами, взять под контроль обстановку в Любляне.

27 июня 1991 года стало ясно, что военная операция развивается неудачно. Начавшие до 26 июня части оперативного применения и подразделения ЮНА из состава 14 и 31 армейских корпусов, а также 4 тбр, 140 мбр, 32 мбр (10 и 32 АК) неожиданно встретили сильное и организованное сопротивление сил ТО и милиции Словении. По некоторым данным, словенцы получили заранее информацию о том, когда и где будет намечено движение колонн ЮНА, и, использовав данные о планах федерального генштаба подготовились к эффективной обороне своей территории.

Особенно неудачно происходило продвижение федеральных танковых колонн к границам Австрии, где на всём пути следования частей ЮНА строились баррикады, применялось блокирование мест постоянной дислокации югославских войск, минирование подъездных путей, от армейских городков отключали электроэнергию и воду. С другой стороны в течение первого дня югославским частям удалось достичь итальянской границы и занять ряд пограничных пунктов. 27 июня командующий 5-й военной областью генерал-лейтенант К.Колшек отправил премьер-министру Словении послание, в котором информировал его, что войска имеют приказ взять под контроль и защитить государственную границу СФРЮ и что войска будут действовать по правилам ведения боевых операций. Это послание было расценено словенским руководством как ультиматум, после чего в республике была объявлена мобилизация. Словенские руководители развернули широкую дипломатическую деятельность, обратившись за помощью к ряду европейских государств, в частности Австрии, попросив министра иностранных дел Алоиза Мока содействия международных сил для прекращения акции ЮНА. Тот, в свою очередь, передал просьбу словенского руководства правительству США и министру иностранных дел Люксембурга, который пообещал установить контакт по данному вопросу с Европейским сообществом. Словенские представители также имели встречи с дипломатами Италии, Венгрии, Ватикана. От имени словенского парламента были отправлены письма членам Конференции по безопасности и сотрудничеству в Европе, Европейскому парламенту. 28 июня президент Словении М.Кучан договорился по телефону с союзным адмиралом Стане Броветом о временном прекращении огня, однако данные договорённости нарушались с обеих сторон.

В тот же день ЕС приняло решение направить в Югославию миротворческую министерскую тройку – Жака Поса (Люксембург), Джанни де Микелиса (Италия) и Ханса Ван ден Брука (Нидерланды) и заморозить всякую экономическую помощь Югославии.

К исходу 29 июня союзным войскам удалось прорвать заслоны на границе с Хорватией и перебросить подкрепления к югославо-австрийской границе. В целях оказания психологического давления на словенцев была предпринята попытка демонстративного налёта ВВС ЮНА, однако эта акция не изменила ход событий.
1 июля в присутствии делегации ЕС Президиум СФРЮ объявил представителя Хорватии Стипе Месича председателем Президиума. Члены Президиума от Сербии, Черногории, Воеводины и Косова потребовали письменных гарантий от ЕС, что Сабор Хорватии и Скупщина Словении будут соблюдать трёхмесячный мораторий на реализацию решений об отделении республик. После этого войскам ЮНА поступил приказ о возвращении в места их постоянной дислокации. Это касалось и сил ТО Словении. Однако места расположения частей ЮНА по-прежнему оставались блокированными словенской стороной, а словенцы продолжали захватывать здания, принадлежавшие федеральным войскам. Благодаря усилившемуся давлению на военнослужащих-словенцев, к 1 июля из рядов ЮНА на противоположную сторону бежало 780 солдат, а 1277 человек попало в плен.

В результате прихода к власти С.Месича, в федеральных органах определились круги, которые стали отходить от линии союзного Центра по недопустимости выхода Словении из состава СФРЮ и использования в этих целях военной силы. В результате появились противоречия между югославским руководством и командованием ЮНА по этому поводу. В момент процесса распада государства и утрачивания армией её предназначения – защиты государственной целостности СФРЮ – в позиции командования ЮНА начали проявляться тенденции к большей самостоятельности в действиях в ходе вооружённого конфликта. Вследствие этого, 2 июля ситуация в Словении обострилась. Армейское командование без согласованием с федеральным центром решило возобновить боевые действия. На этот раз главной целью объявлялось разблокирование казарм ЮНА в Словении, для чего, в частности, предполагалось применить силы авиации. По некоторым данным, в операции 2-4 июля участвовало 250 танков и транспортных средств ЮНА. При захвате некоторых пунктов на границе с Австрией были использовании части спецназа. Однако в некоторых районах силам ТО Словении удалось дезорганизовать действия танковых колонн. В общей обстановке осуждения действий ЮНА общественно-политическими силами в самой Югославии, требований международных наблюдателей прекратить кровопролитие перспектива дальнейшей эскалации вооружённого конфликта в федеральных органах не получила поддержки. К исходу 3 июля 1991 года был отдан приказ об отводе войск в места их постоянной дислокации, а 4 июля активные боевые действия в Словении были прекращены.

В период вооружённого конфликта некоторые зарубежные государства предпринимали особую активность, особенно Германия. Также выявились различные подходы зарубежных представителей к конфликту в Югославии. Австрия готова была признать Словению и Хорватию. В то же время, британский министр иностранных дел заявил, что Великобритания никогда не сделает этого, и что Запад может очень мало повлиять на то, чтобы остановить войну, если сербы, хорваты и словенцы решились на неё.

4 июля 1991 года в Загребе состоялись переговоры между словенской делегацией и представителями федеральных органов о деталях процесса прекращения огня. Словения потребовала, чтобы военнослужащие ЮНА оставили на месте всё оружие, боевую технику, вернули снаряжение, а также всю собственность, находящуюся в их распоряжении. Представители Центра на это не согласились. В то же время президент Югославии С.Месич возложил всю ответственность на командование ЮНА за возобновление военных действий, заявив что распоряжений о выступлении федеральной армии 2 июля он не давал. С 5 по 7 июля руководители Словении провели ряд встреч с представителями некоторых зарубежных стран, которые поддержали попытки словенцев к отделению.

7 июля на острове Бриони состоялась встреча представителей ЕС, руководства Словении и Хорватии, членов Президиума СФРЮ, председателя Союзного Исполнительного Веча, министра внутренних дел и Союзного секретаря по обороне. В итоге была принята декларация о мирном решении югославского кризиса. Стороны согласились принять трёхмесячный мораторий на реализацию решения о выходе Словении из состава СФРЮ. Контроль за государственной границей фактически перешёл в руки словенцев. В ходе переговоров были достигнуты договорённости о прекращении огня. Среди них – снятие блокады с воинских частей ЮНА, расформирование сил ТО, освобождение всех арестованных до 8 июля 1991 года, задержанных в связи с военными действиями. Было решено создать комиссию из военных и гражданских наблюдателей от ЕС – численностью до 30-50 человек. 12 июля Президиум СФРЮ одобрил Брионскую декларацию. А 18 июля на своём заседании принял решение о выводе частей ЮНА из Словении в течение трёх месяцев. 29 июля это решение начало осуществляться. Федеральными властями де-факто был признан выход Словении из состава СФРЮ.
В ходе вооружённого конфликта погиб 61 человек. Среди них 39 человек – военнослужащие ЮНА. Общее число раненых достигло 315 человек, в том числе 163 солдата и офицера ЮНА.
Фактическая неудача ЮНА в решении поставленной задачи по разблокированию казарм и восстановлению контроля над государственной границей явилась результатом нескольких факторов – несогласованности федеральных правительственных структур и руководства ЮНА, недооценка боевых качеств сил ТО Словении и тяжёлым морально-психологическим состоянием солдат Югославской армии. Имевшим изначальные задачи ведения войны с внешним противником, военнослужащим ЮНА приходилось вести боевые действия на территории своей страны со своим же народом. Федеральные войска оказались в монолитной враждебной среде, встретив общее сопротивление всего словенского народа, что оказало на солдат ЮНА тяжёлое психологическое воздействие. Военная техника и авиация также не внесла перевеса в силы нападающих, так как использовалась в демонстрационных целях. Удалённость войсковых соединений, участвовавших в боевых действиях на территории Словении от основных военных сил СФРЮ, угроза военным коммуникациям в Хорватии, также сказались на неудачном для ЮНА результате короткой войны.

У.Циммерман, посол США в Югославии:

«После второй мировой войны Югославская армия отвоевала для Словении земли, про которые словенцы говорили, что они после первой мировой войны несправедливо отошли к Италии. Нынешняя независимая Словения третью своей территории обязана военным действиям ЮНА против Италии. Югославия для Словении была и гарантированным рынком для её товаров (лыжи, мебель, хрусталь), которые бы вряд ли выдержали конкуренцию на западном рынке.»

Из кн.: Гуськова Е.Ю. История Югославского кризиса (1990-2000). С. 107. М., 2000.


Анте Маркович, последний премьер-министр СФРЮ:

«Что касается отделения Словении и так называемой войны, у меня сложилось очень ясное мнение. Прежде всего, Словения заняла пограничные пункты суверенного государства Югославии, и поэтому интервенция ЮНА была оправданна. Другое дело, как и каким образом дошло дело до интервенции. Думаю даже, что речь шла о договоре между руководством Словении и Сербии об инсценировке нападения. Неужели вы думаете, что генералы в Белграде были настолько глупыми, что пошли в наступление с безусыми юнцами и танками без припасов? О походе танков ЮНА в Словению я узнал только в четверг, 27 июня 1991 года около пяти часов утра, когда мне, единственному в Белграде…, позвонил по телефону Кучан. Сразу после этого я позвонил Кадиевичу… Точное содержание разговора пусть останется для моих мемуаров. Вы можете сделать вывод по тому, что не произошло со Словенией. Знаю, что на следующий день генералы хотели бомбардировать отдельные цели в Словении, особенно Любляну. Этому, естественно, я воспротивился.»

Гуськова Е.Ю. История Югославского кризиса, с.112


Янез Янша, министр обороны республики Словения:

«Всё произошло фантастично!... ЮНА сама обучила наши силы территориальной обороны. Каждый год из Белграда присылали самых лучших своих инструкторов. Они точно знали, на что мы способны. Попасть в западню, о которой не только знали, но и сами способствовали её установке - это верх высокомерия и безответственности».

Гуськова Е.Ю. История югославского кризиса, с.117


вернуться к Конфликты Холодной войны
Copyright Infantry Club © 2007-2010
Используются технологии uCoz